Category: россия

Кое-что про сибирских партизан (к 100-летию Октябрьской революции)

Пруговы - какая-то наша дальняя родня с Алтая.
Мои предки Достоваловы-Ермаковы жили в той самой Сибирке, о которой идёт речь ниже - в воспоминаниях Д.И. Пругова.
Прадед Харитон Яковлевич тоже был красным партизаном, участвовал в боях за Шелаболиху.
В 1930-м году народные заседатели Пруговы судили его уже как кулака - эта фамилия упомянута в приговоре.


Плакат «Красные партизаны на Колчака» [Червонi партизани на Колчака. На укр. яз.] / по ориг. худ. А.М. Герасимова.
М.; Л.: Государственное издательство, 1930.



Пругов Дмитрий Иванович
Родился в 1894 году в селе Кучук Павловского района.
Его рассказы были записаны в 1983 году студентами филологического факультета ЛГУ.

"Колчак пришел, а только и сказок, что Ленин придет

Как партизанил я, была наша жизнь незавидная. Пришёл со службы благополучно. ЗачалАсь 1 война, Колчак пришёл, а только и сказок, что Ленин придёт. Я-то его ждал. Вот оне и выдали меня, что Ленина жду.

В Шелаболихе у меня-от три брата жили, ну и решили: давайте-ка, собирайтесь партизанить. Завтре поехали. ПоскОтина была снЯта, и белы едут, а мы им наперерез из Шелаболихи, да и не знам, что и говорить, что за партизаны. Мы говорим, что мы християне. А поскОтина — палка в загоне для лошадей, её снимешь, и лошадь выводят. А тада ишо волость была, ну, офицер нас и повёл туда, да допрашивал, а я ему и сказал, что лошадей ишшем, у нас, мол, лошади убёгли. А староста в волости, он знал нас, ну и сказал, что лошади-то ушли наши. Тут стали нас отдирАть и провОдить. Пришли шесть человек, меня давай пластовать, а я-то за старшего был у нас. А кровища везде, кое-как на брюхо лёг и лежу. Привезли меня домой в Сибирку, положили, а я и умирать собрался уже, мать плачет. Тут старик один пришёл, мочку с собой принёс, и спасибо ей, мОчечке, стал он мочить меня. Сначала коросты сделались, а потом совсем зажила. Мочку делали из трав разных, настОют их в самогонке, а потом смОчут. А их из травы делали и из почек берёзовых.

Приезжат отряд партизан, собрЯли нас всех и говорят: поехали, надо было пароход на Оби взорвать. Зарядили лагутОк деревянный, чугУнок наломали. Пароходы в пятнадцати метров от берега ходили. А меня старшим нарядили, поехали наши отряды на вершинах, ну, верхом на лошади. А нам навстречу баба с парнишОнкой идёт: да, говорит, солдЯты к ним в деревню зашли, вот они и пошли к нам в село. А парнишОнка догадался, что мы и есть партизаны. А тада посылаю двух хлопцев в разведку. Белые все ушли по домам, ружья в кОзлах2 поставили, а у них и пулемёт был тожа. Сперва соймАли часового, выстрел дали они, ну а мы уж тут как тут. Белыми-то чехи были, а с ними-то подполковник был, ну он-то в гОлбец3 залез. Ну а нам-то как быть. Дверь отвОришь — и пуля в лоб. Мы зашли в гОрницу — это комната в доме, не кухня, а другая, ну а потом он и сдался. Мы-то не шибко грамотны были, повезли его в Шелаболиху. А там уже тоже поднятие партизан было. Все партизаны туда съехались. Вышли мы за бор, окопы стали рыть. Смотрим, едут коло двухсот человек, борзо едут так. Офицер впереди остальных. Ну а нас-то целая тыща уже набралась, тут мы их и покосили всех, и в плен взяли.

Там в степи был Фёдор КолЯда4, там он партизанил. Ну, нас и к нему посылают, дошли мы до Барнаулу, встУпили в яво. В ту пору там площадь была-то ух какая, вот мы на её прямо и вышли. А там полк расейский стоял, нас с нимЯ в марте и забрали. А тут уж мы не воевали. А полк наш шёл в Алтайские горы, за Бийск. Мы шли пешком по ночам, по семьдесят вёрст за ночь. Дошли до Телецкого озера, стали тут, зачАло темняться. Вдруг приказ: легчи5 в цепь — казаки ихные едут. Тут и бой нАчался. Побили мы их тут сильно, уже было это перед светом. Они в дом матёрый забились, ну мы их и выбили из него".

1 Прописная буква в середине слова означает ударение;
2 КОзлы — подставка для пилки дров в виде бруса на четырёх ножках, сбитых крест-накрест;
3 ГОлбец — подполье, подвал в крестьянской избе;
4 Колядо Федор Ефимович (1898 - 1919) — активный участник партизанского движения на Алтае. Командовал полком «Красных орлов» в армии Мамонтова;
5 Легчи — лечь.


Официальный сайт Алтайского края, где опубликованы эти воспоминания.

Кое-что про отдел рукописей библиотеки РАН, экспедицию Шелегина и карты 18 века



"Ландкарта, учиненная в бытность в Сибири брегадира Беэра, Сибирской губернии с лежащими местами около Колывано-Воскресенского бывшего действительного штатского советника Демидова заводу. И по части Оренбургской губернии и землиц Киргиз-Кайсацкой Орды,.. и Аральского морца, и Зенгорского владения Галданчирина смежности, назначенная в давных годах с Зенгорцами города Кузнецка дворянином Мельниковым граница, также и путь, как был послал секретно от брегадира Беэра на Телеское озеро руд приищик Шелегин с товарищи, при том же внесены места, где вновь можно построить крепости:
1. на устье речки Бухтармы близ самого Иртыша реки;
2. на Шу(л)бинском Демидова заводе достроить;
3. на реке Алее при форпосте Алейском;
4. на Змеиной горе;
5. на Чагырском руднике;
6. на реке Ануе;
7. на реке Катуни повыше устья речки Иши;
8. на реке Бие повыше устья речки Биши, которые под литерой А.
И назначена вновь же линея, по которой не соблаговоле(но ль) будет впредь учинить границу с Зенгорским владением и о протчем".

Эту замечательную рукописную карту середины 18 века я имел возможность обозревать непосредственно в библиотеке РАН.
Зачем и почему - читайте далее.


Collapse )

К истории села Двоелучного Курской области. Часть 9



Продолжаю публикацию различных материалов по местам проживания своих шабановских предков.
Во-первых, Подробная карта Российской империи и близлежащих заграничных владений. Сочинена, гравирована и печатана при собственном ЕИВ Депо карт (т.н. «столистовая» карта), 1816. Часть 1




Наши исконные деревни.




Collapse )

Прогулки в Барнауле (часть 5)



Продолжая повествование барнаульское, перейдём к той экспедиции стороне, что зовётся культовой. На проспекте Владимира Ленина есть часовня Александра Невского, направили мы туда стопы свои.

Как повелось, она была здесь до революции, потом, как всегда, её снесли, а в наше время, как обычно, восстановили. Восстановили, как водится, люди, движимые идеями возрождения царского старого, отрицания красного старого, созидания нового старого и, конечно же, примирения и вселенской любви к ближним.



Часовня простая и красивая, стоит в тихом удобном месте. Летом вельми зело зелено вокруг, не исключаю.




Collapse )

Ржава, Колбасовка и Сараевка в Гражданскую войну (конец)


В завершение обзора боевых действий красных и белых в Гражданскую войну в тех местах, откуда происходят мои шабановские корни, следует упомянуть и «зелёных» - знаменитых «махновцев».

У некоторых местных краеведов мне приходилось встречать упоминание, якобы махновцы были в Ржаве и окрестностях. К счастью, они сюда не дошли. Картинка не про них - просто красивая.



Рейд Н. И. Махно по южным уездам Курской губернии 21-27 января 1921 г.

«Практически беспрепятственное шествие Махно по курским уездам вызывало серьезную обеспокоенность у их руководителей и состояние, близкое к панике, среди гражданского населения. Об этом красноречиво свидетельствует факт введения военного положения в Тимском уезде, находящемся достаточно далеко от основного театра событий. В приказе № 5 от 26 января 1921 г. Тимский уездный исполком сообщал населению уезда:

§1 Президиум Тимского Уездного Исполнительного Комитета с настоящего числа объявляет город Тим и уезд НА ОСАДНОМ ПОЛОЖЕНИИ.


Collapse )

Ржава, Колбасовка и Сараевка в Гражданскую войну (часть 10)



Очень лирическое место нашёл в воспоминаниях белого офицера Александра Альбова «Начало конца» - здесь упоминается станция Солнцево на ж/д направлении Курск-Белгород.

Это крупный транспортный узел, игравший большую роль как в Гражданскую войну, так и позже - в Великую Отечественную. Сейчас это центр Солнцевского района Курской области, но мне он интересен близостью к родным местам деда - деревне Сараевка Тимского уезда.



«Бронепоезд «Генерал Дроздовский», на котором я прослужил с момента поступления в Добровольческую армию и до ухода из Туапсе в Крым, участвовал в боях за взятие Курска и Орла, дойдя таким образом до крайнего пункта нашего наступления в направлении Москвы.
Мне очень недомогалось, я думал, что у меня грипп. Меня сильно знобило, и я чувствовал, что у меня сильный жар. Так поздней осенью 1919 года началось отступление Добровольческой армии, которая подошла уже совсем близко к Москве.

Весь крестный путь нашего отступления прошел у меня как в тумане. Меня положили в отдельное купе базы, и я лежал в сыпняке без всякой медицинской помощи (врача у нас не было). Кто-то чем-то меня кормил, давал пить, но остальное время я часто бывал без сознания от страшно высокой температуры. Наконец, наступил кризис, после которого я чувствовал себя таким слабым, что с трудом мог поднять руку. В это время мы были где-то в районе Белгорода. Помню вечер, когда наша база остановилась на ст. Солнцево. Я лежал, совсем потеряв силы, но с приятным сознанием, что я выжил. Кто-то из друзей принес мне еду — какао, сало, хлеб. Я начал есть, но мне безумно хотелось только одного — чего-нибудь кислого, лимона. Этого достать было невозможно. В ожидании, когда поезд тронется, я заснул.

Проснулся я от звука винтовочных выстрелов где-то на вокзале, почти у самого поезда. Слышались крики, громкая команда. В вагоне, кроме меня, никого не было. Вдруг услышал, что кто-то пробегает по коридору вагона и, стуча во все двери, кричит:

— Всем выходить с оружием, на станции красные!




Collapse )

Ржава, Колбасовка и Сараевка в Гражданскую войну (часть 9)

white_guard_by_the_black_cat-d5nseua.jpg

В предыдущих частях моего рассказа о боях Гражданской войны, происходивших вокруг ж/д станции Ржава в Курской губернии, можно было встретить упоминание о шпионке белых Елизавете Байер, перешедшей в этих местах фронтовой рубеж и встречавшей марковцев с букетом цветов уже в Курске. Там же был упомянут безымянный красный разведчик, попавшийся и расстрелянный.

Известно также, что 2-й Корниловский ударный полк в селе Сафроновке взял в плен известную исполнительницу русских песен Надежду Плевицкую, которая впоследствии вышла замуж за корниловского генерала Скоблина. В 30-е годы эта пара стала работать на советскую разведку: Скоблин бесследно пропал, а Плевицкая умерла во французской тюрьме.

Удивительно, сколько интересных людей прошли мимо родных мест моего прадеда, занятого в эти годы простым крестьянским трудом и вопросами выживания своей семьи.

Интересно, что через станцию Ржаву в 1919 году пролегал и путь Галины Бениславской - убеждённой большевички, пробиравшейся из занятого белогвардейцами Харькова в красную Москву. Это та самая Бениславская, что долгие годы безответно любила Сергея Есенина, застрелилась на его могиле в 1926 году и была похоронена рядом с ним.

В августе 1919 года Галина Артуровна под видом сестры милосердия искала возможности перейти фронт и попасть к красным, была свидетелем артиллерийских дуэлей между красными и белыми бронепоездами.

Помните, марковцы упоминали, что однажды команда белого бронепоезда проспала и не вышла в известное время на ежедневную «дуэль» с красным бронепоездом? Помните, артиллеристы хвастались безнаказанным обстрелом «III-го Интернационала» из деревни Колбасовки? Эти и другие случаи находят подтверждение в дневнике Бениславской!



Галина Артуровна Бениславская (1897-1926) — журналистка, литературный работник, друг и литературный секретарь Сергея Есенина. Автор воспоминаний о Есенине.

В своём дневнике Галина Бениславская вспоминает конец августа 1919 года:


Collapse )

Ржава, Колбасовка и Сараевка в Гражданскую войну (часть 3)



Про белогвардейских деникинских начальников мы вспомнили, перейдём к тем, кто противостоял в 1919 году белому наступлению на Москву, стремительно отступая. Итак, красные!


Сергей Сергеевич Каменев (1881-1936)

Полковник царской армии, позже командовал пехотной дивизией и фронтом, с 8 июля 1919 по апрель 1924 года — главнокомандующий всеми вооружёнными силами Советской Республики.


Collapse )

Ржава, Колбасовка и Сараевка в Гражданскую войну (часть 1)

Взрыв, и все в огне,
Я в красной шапке, я на коне.
Сон, во сне борьба,
Судьба народа - моя судьба!


"Осколки", группа "АукцЫон".



Мой прадед Стефан Панфилович Шабанов погиб в годы Гражданской войны.
Он был простым крестьянином, жил со своей семьёй в деревне Сараевка Тимского уезда Курской губернии.
Эта деревня лежит среди бескрайних полей вблизи от железной дороги Белгород-Курск, рядом бежит речка Донецкая Семица.
Соседние деревни - Колбасовка, Дежевка, Зуевка, Ильинка, Прилепы, Пристенное, волостной центр - село Двоелучное, а уездный - город Тим.




Анисим Стефанович Шабанов стоит слева.
Двое других - земляки-сослуживцы, канониры 136-й артиллерийской бригады.
В центре - Фёдор кириллович Бородин, справа - парень из села Станового, имя неизвестно.
1916-1917 гг.



Прадед не был убит в бою и не умер от тифа. Известно, что он пал руки белогвардейцев - был забит шомполами до смерти. Его старший сын Анисим воевал в Красной Армии, за него прадед и пострадал. Эту историю я уже рассказывал, её можно прочитать здесь.

Порка шомполами была действительно популярным видом экзекуций в Белых армиях. Этим
«прославились» колчаковцы в Сибири, а также и Добровольческая армия Деникина. Забегая вперёд, поясню, что именно она нас и интересует. Прадеда убил кто-то из доблестных «корниловцев» или храбрых «марковцев».

О порках шомполами вспоминает участник Гражданской войны на стороне «зелёных» Николай Воронович:

«
Деникинские «добровольцы», ворвавшись в деревню, принимались за экзекуцию оставшихся в ней крестьян, не делая никакой разницы между мужчинами и женщинами, между взрослыми и детьми. Экзекуция состояла в порке шомполами, после чего карательный отряд удалялся из деревни, реквизировав скот, запасы хлеба и фуража. Если в деревне случайно оказывался мужчина призывного возраста, он в лучшем случае жестоко избивался шомполами и уводился отрядом в город, а в худшем случае тут же на месте расстреливался в назидание прочим. Вскоре начальство убедилось, что никакие жестокости карательных отрядов не могут обратить крестьян на путь послушания».

Вадим Шверубович - сын мхатовского актёра Качалова, бывший белогвардеец - тоже упоминает этот вид расправы в Добровольческой армии:

«Обдирали и «шомполовали» до полусмерти. «Шомполование» было новостью для «благодарного населения» — это означало очень распространенную порку шомполами (тонкими стальными прутьями для прочистки стволов винтовок) — очень болезненная, а при длительном применении даже и смертельная операция».

Красный шпион товарищ Кернер, действовавший на территории Льговского уезда, также приводит данные о подобных расправах на местах:

«Институт стражников и приставов вполне восстановлен. Порка шомпольная, нагаечная, кулачная расправа, мордобитие - вот вполне обычные приёмы начальства. Особенно тяжело крестьянам и особенно тех деревень, где была экономия. Там почти все крестьяне замешаны в разборке помещичьей собственности и со всеми идёт расправа «хоряпка». Тут пощады нет никому. Глубокая старость не предохраняет от хорошей порции шомполов. При мне 70-летнему старику (из) Льгова дали несколько пощёчин, на следующий день ему всыпали по желанию кн. Гагарина шомполов, по его словам, без конца и счёта».

Разведчик Кернер в своём ценном докладе сообщает и о системе комплектования пополнений у белых:

«1. Мобилизация, особенно по деревням, решительно не удалась нигде, к призыву являлся ничтожный процент, большей частью больные, но и их забирали, и те дезертировали при первой возможности.

2. Как велико дезертирство, свидетельствует то обстоятельство, что по деревням, самым небольшим, 200-300 дезертиров. Это обычное явление. Специальные отряды ходят по деревням в поисках дезертиров. Забирают отцов и подвергают порке шомполами за сыновей. Пойманных дезертиров обычно порят шомполами, но бывает и расстрел, если близко к фронту. Это рядовые дезертиры».

Со слов родственницы, от которой я узнал о судьбе прадеда, это произошло в 1917 году. Однако, думаю, что это простительная ошибка, для пожилой женщины, как и для многих наших сограждан, и революция, и Гражданская война - всё ассоциировалось с проклятым 1917-м годом. На самом деле белогвардейцы пришли на Курщину только в 1919 году.

Я давно хотел разобраться в подробностях - где, как и когда Гражданская война затронула «наш» угол Тимского уезда. Пришлось перелопатить много научной и мемуарной литературы, нашлось много любопытного, и теперь пора об этом рассказать.


Collapse )

Кое-что про крушение поезда!



Я тут недавно затеял объёмный рассказ про Гражданскую войну в тех краях, откуда родом мой дед - папин отец.

Напомню, что на железной дороге Белгород-Курск есть станция Ржава (прежде - Клейнмихелево), затем в направлении к Курску - Сараевка (это по названию деревни, где жили наши Шабановы, и где родился мой дед в 1902 году), а далее - станция Солнцево (по фамилии помещиков Сонцевых).

Надо уточнить, что Сараевка - это и в наши дни богом забытая станция, а до революции там был просто раъезд.
Тем не менее, он был. И вот я нашёл случайно новость о крушении поезда в этих местах в 1907 году!

Внимание, дадим слово "Русскому слову":



Крушение поезда.

БЕЛГОРОД, 12, I. Сегодня утром между станциями «Клейнмихелево» и «Солнцево» произошло крушение шедшего из Москвы курьерского поезда. Убиты машинист Дринкман и кондуктор, ранено 5 человек поездной прислуги. Число пострадавших пассажиров не установлено.

Газета "Русское Слово", №9, 13-го (26-го) января 1907 года


И теперь очень бы интересно найти упоминания о той катастрофе ещё где-нибудь.

Очень любопытно, что делали местные крестьяне - помогали чем-то раненым и выжившим или нет?
На фото - будочка прямо из тех мест.