Кое-что о судьях, чужих родичах и праве преимущественной покупки доли



Часто в жизни бывает такое неприятное западло как, например, внезапная долевая собственность в жилом помещении.
Люди каким-то образом получают в собственность кусок жилья и не знают что с ним делать. Жить самостоятельно и изолированно не получается - долька маленькая, а в квартире уже есть какая-нибудь семья, да ещё и с детишками. Вселяться туда не охота или даже не пускают, а сами твою долю выкупать не спешат. Или даже спешат, а продешевить жалко! На стороне других "долевиков" тоже грусть-печаль: жили-не тужили, и вдруг кто-то хочет разрушить наш уютный мирок. Такие проблемы с долями всегда нужно решать полюбовным договором, но не всегда получается.

Однажды попросили помочь с такой же проблемой: мужчина внезапно овдовел, и после смерти супруги 1/4 доля в квартире по закону досталась её пожилой матери. Эта бабушка жила в далёкой деревне, не имея интереса к чужому жилью, но, будучи науськанной алчными родственниками, продала свою долю одной из внучек. Цена вопроса символическая - 100 000 рублей (в ценах 2005 года).

Внучка, став миноритарным собственником, подала иск о вселении. Разумеется, мужчина не собирался пускать к себе ушлых дальних родственников жены, обоснованно полагая, что они не только отравят ему существование, но и открыто будут ждать его смерти. И был прав - они ждали.


Collapse )

Прогулки в Барнауле (часть 5)



Продолжая повествование барнаульское, перейдём к той экспедиции стороне, что зовётся культовой. На проспекте Владимира Ленина есть часовня Александра Невского, направили мы туда стопы свои.

Как повелось, она была здесь до революции, потом, как всегда, её снесли, а в наше время, как обычно, восстановили. Восстановили, как водится, люди, движимые идеями возрождения царского старого, отрицания красного старого, созидания нового старого и, конечно же, примирения и вселенской любви к ближним.



Часовня простая и красивая, стоит в тихом удобном месте. Летом вельми зело зелено вокруг, не исключаю.




Collapse )

Сараевка после Гражданской войны



Это самая ранняя фотография моего деда, которая у нас сохранилась.
Слева - неизвестный, а справа - Никит Стефанович Шабанов.
Какие это годы - неизвестно, конец 20-х, 30-е или 40-е.
Дед родился в 1902 году, сколько ему здесь?

Интересный документ нашёлся в Госархиве Курской области - это 1922 год, недавно закончилась Гражданская война!

Поселенные списки по уплате единого сельскохозяйственного налога и сведения о их поступлении 1922 год
Лист 128

Список граждан, недоимщиков продналога и семисуды Сараевского об-ва Двоелученской волости

1. Шабанов Никита Ст. – 6 п(удов). 20 ф(унтов). продналога в ржанн.
-----------------------------------------------------------------------------------------
Всего продналога (по Сараевке) - 307 п. 21 ф.; семисуды 25 п. 15 ф.; 68 граждан

дед1

дед2

Правильность настоящаго списка Сараевский сельсовет подписями и приложением печати удостоверяет
23/VII 23 года
Помощн. председат. /подпись/
Секретарь /подпись/


Деду было ещё только 20 лет!
А впереди: два брака, трое детей, лишение и восстановление в избирательных правах, учёба на тракториста, переезд в Казахстан, целина, враг народа и оправдание, Сталинград, госпиталя, Курская дуга и танк "Тигр", конец войны, переезд в Краснодарский край, Абинский нефтепромысел, пенсия, внуки и лишь в 1978 году - смерть.

Ржава, Колбасовка и Сараевка в Гражданскую войну (конец)


В завершение обзора боевых действий красных и белых в Гражданскую войну в тех местах, откуда происходят мои шабановские корни, следует упомянуть и «зелёных» - знаменитых «махновцев».

У некоторых местных краеведов мне приходилось встречать упоминание, якобы махновцы были в Ржаве и окрестностях. К счастью, они сюда не дошли. Картинка не про них - просто красивая.



Рейд Н. И. Махно по южным уездам Курской губернии 21-27 января 1921 г.

«Практически беспрепятственное шествие Махно по курским уездам вызывало серьезную обеспокоенность у их руководителей и состояние, близкое к панике, среди гражданского населения. Об этом красноречиво свидетельствует факт введения военного положения в Тимском уезде, находящемся достаточно далеко от основного театра событий. В приказе № 5 от 26 января 1921 г. Тимский уездный исполком сообщал населению уезда:

§1 Президиум Тимского Уездного Исполнительного Комитета с настоящего числа объявляет город Тим и уезд НА ОСАДНОМ ПОЛОЖЕНИИ.


Collapse )

Ржава, Колбасовка и Сараевка в Гражданскую войну (часть 12)



Итак, деникинское наступление на Москву захлебнулось. Главной причиной этому, пожалуй, было полное истощение людских сил и отсутствие тылового обеспечения, потому что желания воевать у деникинцев было хоть отбавляй. Красные давили преимущественно массой - перебросили на Южный фронт дивизии из Сибири, латышских и эстонских стрелков, конницу Будённого.

Естественно, что в советской историографии разгром белогвардейцев на московском направлении был объявлен всемирноисторической победой, а лавры стратегов присваивали в разное время Ленину, Сталину, Каменеву, Егорову, Уборевичу и другим товарищам. При этом роль бывших царских генералов в штабах РККА замалчивали, а гений того или иного советского «стратега» превозносили.

Разгром деникинцев произошёл в ходе Орловско-Кромской операции, которая в военных энциклопедиях смехатически изображается так:




Collapse )

Ржава, Колбасовка и Сараевка в Гражданскую войну (часть 11)

panzerangriff_by_the_black_cat-d4mw6ay.jpg
Представьте, мой родной дедушка Никита Шабанов мог видеть эти белогвардейские танки в бою.
А точнее - английские танки-«ромбы», ставшие символами Первой мировой войны и Гражданской войны в России.
Летом 1919 года боевые действия с их участием происходили недалеко от родной деревни моего деда.
Этим танкам посвящена масса исторической литературы, поэтому я остановлюсь лишь на некоторых интересных моментах.



Танк Mk-V  в Харькове - один из немногих, сохранившихся на территории бывшего СССР (ещё по одному находится в подмосковной Кубинке, в Архангельске и два - в Луганске).



Раритет из Луганска - трофей Красной Армии, захваченный в бою под Каховкой в 1920 году.


Collapse )

Ржава, Колбасовка и Сараевка в Гражданскую войну (часть 10)



Очень лирическое место нашёл в воспоминаниях белого офицера Александра Альбова «Начало конца» - здесь упоминается станция Солнцево на ж/д направлении Курск-Белгород.

Это крупный транспортный узел, игравший большую роль как в Гражданскую войну, так и позже - в Великую Отечественную. Сейчас это центр Солнцевского района Курской области, но мне он интересен близостью к родным местам деда - деревне Сараевка Тимского уезда.



«Бронепоезд «Генерал Дроздовский», на котором я прослужил с момента поступления в Добровольческую армию и до ухода из Туапсе в Крым, участвовал в боях за взятие Курска и Орла, дойдя таким образом до крайнего пункта нашего наступления в направлении Москвы.
Мне очень недомогалось, я думал, что у меня грипп. Меня сильно знобило, и я чувствовал, что у меня сильный жар. Так поздней осенью 1919 года началось отступление Добровольческой армии, которая подошла уже совсем близко к Москве.

Весь крестный путь нашего отступления прошел у меня как в тумане. Меня положили в отдельное купе базы, и я лежал в сыпняке без всякой медицинской помощи (врача у нас не было). Кто-то чем-то меня кормил, давал пить, но остальное время я часто бывал без сознания от страшно высокой температуры. Наконец, наступил кризис, после которого я чувствовал себя таким слабым, что с трудом мог поднять руку. В это время мы были где-то в районе Белгорода. Помню вечер, когда наша база остановилась на ст. Солнцево. Я лежал, совсем потеряв силы, но с приятным сознанием, что я выжил. Кто-то из друзей принес мне еду — какао, сало, хлеб. Я начал есть, но мне безумно хотелось только одного — чего-нибудь кислого, лимона. Этого достать было невозможно. В ожидании, когда поезд тронется, я заснул.

Проснулся я от звука винтовочных выстрелов где-то на вокзале, почти у самого поезда. Слышались крики, громкая команда. В вагоне, кроме меня, никого не было. Вдруг услышал, что кто-то пробегает по коридору вагона и, стуча во все двери, кричит:

— Всем выходить с оружием, на станции красные!




Collapse )

Ржава, Колбасовка и Сараевка в Гражданскую войну (часть 9)

white_guard_by_the_black_cat-d5nseua.jpg

В предыдущих частях моего рассказа о боях Гражданской войны, происходивших вокруг ж/д станции Ржава в Курской губернии, можно было встретить упоминание о шпионке белых Елизавете Байер, перешедшей в этих местах фронтовой рубеж и встречавшей марковцев с букетом цветов уже в Курске. Там же был упомянут безымянный красный разведчик, попавшийся и расстрелянный.

Известно также, что 2-й Корниловский ударный полк в селе Сафроновке взял в плен известную исполнительницу русских песен Надежду Плевицкую, которая впоследствии вышла замуж за корниловского генерала Скоблина. В 30-е годы эта пара стала работать на советскую разведку: Скоблин бесследно пропал, а Плевицкая умерла во французской тюрьме.

Удивительно, сколько интересных людей прошли мимо родных мест моего прадеда, занятого в эти годы простым крестьянским трудом и вопросами выживания своей семьи.

Интересно, что через станцию Ржаву в 1919 году пролегал и путь Галины Бениславской - убеждённой большевички, пробиравшейся из занятого белогвардейцами Харькова в красную Москву. Это та самая Бениславская, что долгие годы безответно любила Сергея Есенина, застрелилась на его могиле в 1926 году и была похоронена рядом с ним.

В августе 1919 года Галина Артуровна под видом сестры милосердия искала возможности перейти фронт и попасть к красным, была свидетелем артиллерийских дуэлей между красными и белыми бронепоездами.

Помните, марковцы упоминали, что однажды команда белого бронепоезда проспала и не вышла в известное время на ежедневную «дуэль» с красным бронепоездом? Помните, артиллеристы хвастались безнаказанным обстрелом «III-го Интернационала» из деревни Колбасовки? Эти и другие случаи находят подтверждение в дневнике Бениславской!



Галина Артуровна Бениславская (1897-1926) — журналистка, литературный работник, друг и литературный секретарь Сергея Есенина. Автор воспоминаний о Есенине.

В своём дневнике Галина Бениславская вспоминает конец августа 1919 года:


Collapse )

Ржава, Колбасовка и Сараевка в Гражданскую войну (часть 8)



Итак, мы остановились на наступлении войск Деникина-Кутепова-Тимановского на Курск.
Уже известно, как эти события отражены в мемуарах марковцев-артиллеристов. Но марковцы лишь поддерживали корниловцев-пехотинцев, которые были основной ударной силой в полосе наступления от Белгорода на станцию Ржаву и окрестности.

В очерке поручика-корниловца Георгия Голованя приводится удалая песня про эту фронтовую группу Цветной Дивизии:

С Иртыша, Кубани, Дона,
С Волги-матушки реки,
Развернув свои знамена,
На Москву идут полки.

Впереди на правом фланге
Красных шапок виден ряд:
То Корниловцы лихие,
То Корниловский отряд.

А у них на правом фланге
Черно-белый цвет видать:
Это их родные братья,
Это Марковцы спешат...



Полковник Михаил Николаевич Левитов (1893-1982, Париж)
Командир батальона, помощник командира полка, с июня 1920 г. - командир 2-го Корниловского Ударного полка



Полковник Михаил Левитов - один из главных историографов-корниловцев. В 1974 году в Париже он издал серьёзный труд - «Материалы для истории Корниловского ударного полка», в основу которых легли полковые документы и воспоминания эмигрантов-корниловцев. Фрагмент этих материалов, относящийся к боям в районе станций Ржава-Сараевка и у села Колбасовка, предлагаю вашему вниманию.


Collapse )

Ржава, Колбасовка и Сараевка в Гражданскую войну (часть 7)



Как известно из предыдущих серий, 17 (30 - по новому стилю) августа 1919 года красные бронепоезда под общим командованием начальника артиллерии 9-й дивизии А. Д. Давыдова совершили вылазку против захваченной белыми станции Ржава, удачно обстреляв и повредив тяжёлый бронепоезд «Иоанн Калита». В результате обстрела станции произошёл взрыв вагонов со снарядами и были разрушены железнодорожные пути.

Как отмечает белый мемуарист Власов, удачный выстрел с бронепоезда «Офицер» нанёс серьёзные повреждения головному красному бронепоезду, после чего атака была прекращена и нападающие отошли к разъезду Сараевка.

Согласно воспоминаниям Ларионова, удачный выстрел произвели на самом деле марковцы-артиллеристы капитана Михно, стрелявшие из полевого орудия со стороны деревни Колбасовки.

Несколько иначе выглядит этот эпизод в беллетризованных воспоминаниях Г. Ф. Пронина, одного из членов экипажа бронепоезда «Офицер». Сам автор в бою не участвовал и приводит описание со слов очевидца-артиллериста.



Георгий Федорович Пронин (1898–1962, Сан-Франциско)
Родился в Кашине Тверской губернии. Окончил Харьковскую гимназию, в 1917 г. — юнкер Николаевского инженерного училища. После Октябрьского переворота чудом избежал расстрела в Петрограде, затем — студент Харьковского университета. В 1919-1920 гг. — в рядах белых войск на Юге России, служил вольноопределяющимся на бронепоезде «Офицер» до эвакуации Русской армии из Крыма. В эмиграции окончил Пражский университет, жил и работал в Польше, Западной Германии, после 1950 г. — в США. Поэт, автор поэтического цикла, посвященного Белому движению. Умер в Сан-Франциско, похоронен на Сербском кладбище
.


«Мы держали Ружаву [так в тексте] уже около двух недель. Нас прикрывали наши бронепоезда «Офицер», «Генерал Корнилов» и «Иоанн Калита». Со стороны красных были бронепоезда «Удав», «Большевик», «III-й Интернационал», «Роза Люксембург» и «Черномор»... «Черномор» был крайне назойливый и, надо отдать справедливость, храбрый бронепоезд. Его команда состояла из матросов Черноморского флота.

В это утро я находился на своём наблюдательном посту. Передо мной открывалась долина, где находились наши части, а далеко за ними можно было рассмотреть расположение противника. Я всё время внимательно разглядывал его позиции. Немного правее от выемки, прикрытый кустарником, в нашем расположении стоял какой-то бронепоезд. Предрассветный туман лиловой завесой опустился у кустов и мешал рассмотреть очертания «броневика». Наш тяжёлый бронепоезд «Иоанн Калита» мирно дремал в выемке перед станцией.


Collapse )