Журнал о птичьих правах (shabanov_f) wrote,
Журнал о птичьих правах
shabanov_f

Дело спецпоселенца Достовалова. Судьба и реабилитация.

1. Для реабилитации раскулаченной семьи Достоваловых я обратился в ИЦ ГУВД по Алтайскому краю.
Оттуда пришёл такой ответ (привожу выборочно самое главное).





На самом деле никакие запросы не направлялись, а отказ ГУВД является необоснованным и незаконным.
Вот что решил суд.




Однако для выдачи справки о реабилитации ИЦ ГУВД по АК показалось мало простой копии решения суда, и они потребовали от меня нотариальную. Торопиться было некуда, и я обжаловал это незаконное требование в суд.
Только после этого ИЦ ГУВД по АК было вынуждено реабилитировать Достоваловых.
Но справки о реабилитации не соответствовали решению суда. Неправильно были всё: ФИО, место применения репрессий, применивший орган, вид и основание репрессии. Пришлось пригрозить новым судом, и я наконец получил искомое.




2. Отдельно хотелось бы остановиться на приговоре Харитона Достовалова, точнее на том, какое наказание было назначено и за что. Как мы помним, он был осуждён на 1 год лишения свободы по ч. 2 ст. 61 УК и на 300 рублей штрафа. Потом лишение свободы было заменено высылкой на Север. Что же это за статья?

Статья 61 Уголовного кодекса РСФСР (по состоянию на 1931 год) гласила: «Отказ от выполнения повинностей, общегосударственных заданий или производства работ, имеющих общегосударственное значение, - штраф, налагаемый соответствующим органом власти в пределах до пятикратного размера стоимости наложенного задания, повинности или работы;

во второй раз – лишение свободы или исправ.-труд. работы на срок до одного года;
те же действия, совершенные кулацкими элементами, хотя бы и в первый раз, или же другими лицами при отягчающих обстоятельствах: сговор группы лиц или оказание активного сопротивления органам власти в проведении повинностей, заданий или работ –
лишение свободы на срок до двух лет с конфискацией всего или части имущества, со ссылкой или без таковой».

Вот что указано в комментарии к этой статье:
«Ст. 61 УК в новой редакции построена по тому же принципу, что и ст. 60:
1-я часть может быть применена в судебном порядке лишь после того, как было наложено предварительное административное взыскание («кратированье»);
2-я же часть относится к кулацким элементам или ко всем прочим лицам при отягчающих обстоятельствах и применяется без предварительного наложения административных взысканий.
Ст. 61 УК применяется преимущественно при проведении хозяйственно-политических кампаний (хлебозаготовительная, посевная, уборочная и проч.). В ней установлен классово-дифференцированный подход к различным хозяйствам: кулацкие элементы выделяются в особую группу, к которой, за невыполнение твёрдых заданий применяется повышенная репрессия без обязательного предварительного наложения адм. взысканий.
Ст. 61 УК (обеих ее частей) предусматривает самый факт невыполнения заданий; при наличии же отягчающих обстоятельств (прятанье хлеба в ямы, продажа его на частный рынок и т. п.) применяется ст. 107 УК» .
(Д. Карницкий, Г Рогинский, М. Строгович «Уголовный кодекс РСФСР. Постатейный комментарий. Издание четвертое. М: Советское законодательство, 1931 г.).

Часть комментария выделена и подчёркнута мной: это как раз доказательство репрессии по классовому признаку.


Кроме того, есть ещё такой интересный момент. Достовалов оштрафован на 300 рублей, много это или мало? Как мы помним, всё имущество Достоваловых при раскулачивании было оценено в 307 рублей 80 копеек. А согласно статье 417 УПК РСФСР приговор признается явно несправедливым, когда назначенное судом наказание хотя и не выходит за законные пределы но по размеру своему резко не соответствует содеянному. Так что есть ещё один повод формально считать приговор несправедливым даже в рамках тогдашнего закона.

Итак, осуждение по ст. 61 УК тоже можно считать репрессией по политическому - социальному, классовому - признаку.
Поэтому я обратился в прокуратуру Алтайского края (органы прокуратуры производят реабилитацию по репрессиям, применявшимся в судебном порядке).
Вот выдержка из ответа прокуратуры.

Прокурор не прав с квалификацией этого преступления как "общеуголовного", потому что таким понятием не оперирует ни тогдашний УК, ни современный закон о реабилитации. Более того - ст. 61 находится в главе "Иные преступления против порядка управления", что говорит само за себя. Кроме этого прокурор не принял мер к восстановлению утраченного уголовного дела, хотя такой порядок предусмотрен действующим УПК РФ. В общем, как я уже говорил, вся эта система ориентирует людей на реабилитацию через суд, а поводы для отказа берут надуманные.

Далее я обратился в Комиссию при Президенте РФ по реабилитации, но и там не нашёл понимания.
Профессор Митюков - один из моих юрфаковских преподавателей, и я был большего мнения о его квалификации. 



На текущий момент я забросил в дальний ящик вопрос признания осуждения за невыполнение твёрдого задания политической репрессией, потому что уже нашёл все интересовавшие меня документы без справки о реабилитации. При желании можно вернуться к этой теме, конечно...

3. А теперь вернёмся к судьбе Харитона и его семьи.
Точно неизвестно, где жил и чем занимался Харитон Яковлевич в несколько последующих лет после побега в 1932 году.
Как-то он оказался в Туганском районе (сейчас Асиновский район Томской области). Семья перебралась к нему, но с женой они были "в разводе", несколько раз перебирались по разным деревням (в пределах района). Жили очень бедно, со слов деда известно, что какие-то люди приютили их в своей бане. Потом удалось завести корову, с которой прожили всю войну.

В 1917 году проводилась Всероссийская сельскохозяйственная, земельная и городская перепись.
По сохранившимся сведениям мы можем увидеть, какое хозяйство было у Достовалова до революции.


Анкета № 26.
Домохозяин: Достовалов Харитон Яковлевич, крестьянин, русский, приписной к селению, надельный, душевых наделов – 1. Старожил. Год выдела - 1916.
Состав семьи:
Хозяин – Харитон, 25 лет, умеет читать и писать, отсутствует более одного месяца, призван на службу в армию.
Жена – Мар., 28 лет.
Домашнее хозяйство:
4 головы скота: 1 лошадь, 1 жеребенок, 1 корова, 1 подтелок или бычок.
Занимают 14,4 десятины земли: под усадьбу - 0,2 дес.; под посевами (яровая пшеница) - 0,5 дес., пар - распаханные залежи (старых пустошей) - 5,5 дес., всего - 6 десятин пашни; луговой заливной сенокос - 100 копен, 2 десятины; под выгон - 3,4 дес.; лес и кустарники - 3 дес.
Отметки о найме сельскохозяйственных рабочих: нанимали поденных рабочих.
Своего сельхозинвентаря нет. (Очевидно, инвентарь брался в пользование у младшего брата Панфила, т. к. у последнего имелся плуг однолемешный, борона железная и телега на деревянном ходу).

Мне удалось также найти похозяйственную карточку за 1943-45 годы на хозяйство члена колхоза "Социалистический путь" Достовалову Марию Фёдоровну и её детей. Харитон в составе семьи не упомянут.
Посмотрим, чем жили члены семьи кулака во время войны, и сравним...



Хозяйство N 89, д. Кайбинка, общественная группа - колхозник.
1. Достовалова М.Ф., глава семьи, 1886
2. Достовалов Фед. Хар., сын, 1925
3. Достовалова Анна Х., дочь, 1928
4. Достовалова Ек. Х., дочь, 1935
Один член семьи находится в РККА с 01.01.1943 г.
Всего приусадебной земли на 01.01.1943 г. - 050.
Посевы и насаждения: 
Бобы - 1943 г. факт - 150 (план -), 1944 г. факт - 200 (план -), 1945 г. --;
Овощи - 1943 г. факт - 622 (план -), 1944 г. факт - 200 (план -), 1945 г. факт - 144 (план -);
Картофель - 1943 г. факт - 510 (план 3500), 1944 факт - 1488 (план -), 1945 г. факт - 1624 (план -).
Скот: 
коровы - 1 (1943, 1944, 1945); 
свиньи - 1943 г. - 2 (молодняк от 6-9 мес. и поросенок до 4 мес.), 1944 г. - 2 (молодняк от 4-6 мес. и поросенок до 4 мес.), 1945 г. - 1 (поросенок до 4 мес.).

4. Харитон Яковлевич ненадолго пережил Сталина, вот официальные данные о его смерти.



Но моя мама утверждает, что на самом деле он умер от дизентерии, - ей её мама рассказывала.
Его гроб до похорон стоял у них в избе. Он стоял на полу, руки деда Харитона были связаны на груди какой-то верёвочкой. Мамин брат Саша бегал по комнате, чем-то зацепил эту бечёвку. Она развязалась, и руки покойника разошлись. В это время их мать полезла в подполье за продуктами. И когда поднималась, одна рука упала ей на голову. Что и говорить, она перепугалась до крайности, подумав, что свёкр воскрес...

5. У Харитона и Марии было много детей, но до взрослого возраста дожили трое: мой дед Фёдор, сестры Анна и Екатерина.
Фёдор Харитонович в 1943 гду был призван в армию, служил в Чехословакии и Австрии до 1947 года, потом сверхсрочно на родине, затем работал на железной дороге: был кочегаром, помощником машиниста паровоза, бригадиром дистанции пути, на пенсии был пастухом в колхозе, трагически погиб в 1979 году.

 
Дед Фёдор с женой и тремя детьми, 1951 год.
Ни одной фотографии Харитона не сохранилось, поэтому будем считать, что сын на него похож.

Дочери Анна и Екатерина после войны уехали учиться в Новосибирск, там и остались, завели семьи. Харитон помогал им, продал корову, чтобы помочь деньгами для обустройства на новом месте. Обе умерли в 2000-х, оставив детей и внуков.

6. Харитона Яковлевича похоронили на кладбище в селе Вороно-Пашня.
Мы ездили туда в 2009 году, деревянный крест, конечно, не сохранился. Но мама помнила, кого хоронили по соседству с её дедом, и мы наши его могилу.
Вот под этим холмиком (между чужих оградок) покоится солдат царской армии, красноармеец и партизан, осуждённый кулак, заключённый, бежавший из лагеря, хлебороб и овчинник, простой русский крестьянин Харитон Яковлевич Достовалов.



В начале автобиографического произведения "Путь" Ольги Адамовой-Слиозберг упоминается такая семейная сцена образца 1936 года:
"Я вызвала мужа в другую комнату и рассказала ему обо всем. Он стал очень серьезен. — Видишь ли, революция не делается в белых перчатках. Процесс уничтожения кулаков — кровавый и тяжелый, но необходимый процесс. В трагедии Маруси не все так просто, как тебе кажется. За что ее муж попал в лагерь? Трудно поверить, что он так уж не виновен. Зря в лагерь не сажают. Подумай, не избавиться ли тебе от Маруси, много темного в ней... Ну, я не настаиваю, — прибавил он, видя, как изменилось мое лицо, — я не настаиваю, может быть, она и хорошая женщина, может быть, в данном случае допущена ошибка. Знаешь, лес рубят — щепки летят".
Пока Ольга Львовна, её муж доцент Юдель Закгейм и прочая интеллигенция обеих столиц жили счастливо, предаваясь мечтам о светлом коммунистическом будущем, в стране уже вовсю проводились политические репрессии. Но их взгляд на вещи существует и поныне: 1936-38 годы - это Большой Террор, а до него ничего особенного не было.
Нет, было! Миллионы крестьян потеряли имущество, родных и близких, были изгнаны в необжитые места, умерли от голода, холода и непосильной работы. Но крестьяне не писали стихов и книг, не вели дневников, и об их трагедиях известно гораздо меньше...

Спасибо, что прочли. Это был последний рассказ о Достоваловых.

Tags: Генеалогия, Дело Достоваловых, История, Раскулачивание, Репрессии
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 6 comments