Журнал о птичьих правах (shabanov_f) wrote,
Журнал о птичьих правах
shabanov_f

История деда: случай в суде и спасение чеченцев

Продолжаю рассказ про репрессии и про нашу семью.



Мой дед Шабанов Н.С. (справа) и неизвестный. Конец 1920-х-1930-е годы.


В 1936 году Федора и Иван Холодовы (сестра моего деда с мужем) со своими детьми переехали из Курской области в Северо-Казахстанскую область. В начале 1938 года семья деда тоже присоединилась к ним. Незадолго до этого Иван Холодов и дед Никита выучились в Румынии на трактористов. Трактористами они и устроились в зерносовхоз, жили в посёлке Киялы Советского района (станция Киялы Северо-Казахстанской ж/д). Это было первое освоение целины...



На фото: Иван Холодов, его жена Федора с дочерью Валей и неизвестная подруга с их сыном Владимиром на руках.

.

Подпись на обороте:
"На память Ивану Фене и Валюшке. В память о работе в Тимском совхозе и совместной жизни в эти дни. Пусть эта *** фотография напоминает пос.дни безработицы и Вовочку крикуна. Вечер накануне отъезда 20/XI-36 г." 

В рамках общеизвестных репрессивных сталинских мероприятий в Киялах тоже начался коллективный процесс против врагов народа в зерносовхозе. Никиту Степановича вместе с другими работниками зерносовхоза судили как вредителей. Эту историю мне поведала племянница деда - Валентина Холодова.
Обвиняемые не то портили посевы, не то срывали уборочную кампанию - что-то в духе того времени. Она помнит, что это был суд, судьи приезжали из Петропавловска.
Когда подсудимым дали слово, Никита Степанович пытался что-то объяснить, но доказать свою правоту не мог. Уже когда зачитывали приговор, видя бессмысленность всех оправданий, дед достал спрятанный нож и воткнул себе в живот. Его быстро отправили в больницу и успели спасти (нож попал в желудок). Позже Никита Степанович узнал, что оправдали только его одного. Видимо, посчитали, что раз человек способен пойти на такое, значит, он действительно невиновен...
Эта история меня поразила, я переспрашивал тётку ещё и ещё, но она только удивлялась, что я не слышал её раньше. "А с остальными что было?" - спрашиваю. "Расстреляли, что..." - отвечает. "Никита Степанович был очень крутой мужик, с железным характером" - только и добавила.



Фото 1937-38 годов. Стоят - мой дед Никита Шабанов, Иван Холодов; сидят - сестра деда Федора Холодова с дочерью Валей и сыном Вовой, дочь деда Мария Шабанова.

Уже к началу 40-х у деда было крепкое личное хозяйство: дом, коровы, свиньи, птица. Еды всем хватало, а молока было так много, что излишек выливали свиньям. В начале 1942-го дед ушел на фронт, но семья не голодала.
Зимой 1944 года в Казахстан были выселены репрессированные чеченцы. Много их было и в Киялах. Люди копали землянки, пытались как-то выживать. Они были на спецучёте НКВД, с ними запрещалось общаться и, тем более, помогать. Большинство переселённых умерло в первую зиму.  
Никита Степанович вернулся домой по ранению, зажил мирной жизнью. Местный милицейский начальник, которого все боялись, заходил в дом Никиты Шабанова, снимая обувь, и уважительно обращался к деду на «вы».
Лишнее молоко дед стал отдавать чеченам, подкармливал этих людей. Две ближайшие к дедову дому землянки выжили в полном составе семей. Когда эти чеченцы уезжали назад на родину, они благодарили деда за своё спасение.

Всё это записано со слов моих родственников - тётки Валентины Холодовой и двоюродного брата Николая Черёмушкина. 

.

Я попытался найти документальное подтверждение их словам, но, увы, это не удалось...


Tags: Генеалогия, История, Шабановы/Шебановы
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments