?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Продолжаю рассказ про репрессии и про нашу семью.



Мой дед Шабанов Н.С. (справа) и неизвестный. Конец 1920-х-1930-е годы.


В 1936 году Федора и Иван Холодовы (сестра моего деда с мужем) со своими детьми переехали из Курской области в Северо-Казахстанскую область. В начале 1938 года семья деда тоже присоединилась к ним. Незадолго до этого Иван Холодов и дед Никита выучились в Румынии на трактористов. Трактористами они и устроились в зерносовхоз, жили в посёлке Киялы Советского района (станция Киялы Северо-Казахстанской ж/д). Это было первое освоение целины...



На фото: Иван Холодов, его жена Федора с дочерью Валей и неизвестная подруга с их сыном Владимиром на руках.

.

Подпись на обороте:
"На память Ивану Фене и Валюшке. В память о работе в Тимском совхозе и совместной жизни в эти дни. Пусть эта *** фотография напоминает пос.дни безработицы и Вовочку крикуна. Вечер накануне отъезда 20/XI-36 г." 

В рамках общеизвестных репрессивных сталинских мероприятий в Киялах тоже начался коллективный процесс против врагов народа в зерносовхозе. Никиту Степановича вместе с другими работниками зерносовхоза судили как вредителей. Эту историю мне поведала племянница деда - Валентина Холодова.
Обвиняемые не то портили посевы, не то срывали уборочную кампанию - что-то в духе того времени. Она помнит, что это был суд, судьи приезжали из Петропавловска.
Когда подсудимым дали слово, Никита Степанович пытался что-то объяснить, но доказать свою правоту не мог. Уже когда зачитывали приговор, видя бессмысленность всех оправданий, дед достал спрятанный нож и воткнул себе в живот. Его быстро отправили в больницу и успели спасти (нож попал в желудок). Позже Никита Степанович узнал, что оправдали только его одного. Видимо, посчитали, что раз человек способен пойти на такое, значит, он действительно невиновен...
Эта история меня поразила, я переспрашивал тётку ещё и ещё, но она только удивлялась, что я не слышал её раньше. "А с остальными что было?" - спрашиваю. "Расстреляли, что..." - отвечает. "Никита Степанович был очень крутой мужик, с железным характером" - только и добавила.



Фото 1937-38 годов. Стоят - мой дед Никита Шабанов, Иван Холодов; сидят - сестра деда Федора Холодова с дочерью Валей и сыном Вовой, дочь деда Мария Шабанова.

Уже к началу 40-х у деда было крепкое личное хозяйство: дом, коровы, свиньи, птица. Еды всем хватало, а молока было так много, что излишек выливали свиньям. В начале 1942-го дед ушел на фронт, но семья не голодала.
Зимой 1944 года в Казахстан были выселены репрессированные чеченцы. Много их было и в Киялах. Люди копали землянки, пытались как-то выживать. Они были на спецучёте НКВД, с ними запрещалось общаться и, тем более, помогать. Большинство переселённых умерло в первую зиму.  
Никита Степанович вернулся домой по ранению, зажил мирной жизнью. Местный милицейский начальник, которого все боялись, заходил в дом Никиты Шабанова, снимая обувь, и уважительно обращался к деду на «вы».
Лишнее молоко дед стал отдавать чеченам, подкармливал этих людей. Две ближайшие к дедову дому землянки выжили в полном составе семей. Когда эти чеченцы уезжали назад на родину, они благодарили деда за своё спасение.

Всё это записано со слов моих родственников - тётки Валентины Холодовой и двоюродного брата Николая Черёмушкина. 

.

Я попытался найти документальное подтверждение их словам, но, увы, это не удалось...