?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry



Итак, деникинское наступление на Москву захлебнулось. Главной причиной этому, пожалуй, было полное истощение людских сил и отсутствие тылового обеспечения, потому что желания воевать у деникинцев было хоть отбавляй. Красные давили преимущественно массой - перебросили на Южный фронт дивизии из Сибири, латышских и эстонских стрелков, конницу Будённого.

Естественно, что в советской историографии разгром белогвардейцев на московском направлении был объявлен всемирноисторической победой, а лавры стратегов присваивали в разное время Ленину, Сталину, Каменеву, Егорову, Уборевичу и другим товарищам. При этом роль бывших царских генералов в штабах РККА замалчивали, а гений того или иного советского «стратега» превозносили.

Разгром деникинцев произошёл в ходе Орловско-Кромской операции, которая в военных энциклопедиях смехатически изображается так:






Александр Ильич Егоров (1883-1939)

С октября 1919 командующий Южным фронтом стал Егоров - будущий советский маршал. Среди разных общеизвестных фактов про него есть и такой - в царской армии он служил в 132-м Бендерском пехотном полку, где дослужился до подполковника. В этом же полку служил рядовым и мой прадед со стороны матери - Харитон Яковлевич Достовалов (Ермаков), впоследствии раскулаченный в 1930-м году.

В книге доцента, к. и. н., полковника К. В. Агуреева «Разгром белогвардейских войск Деникина» есть описание боевых действия советских войск в период с 20 ноября по 12 декабря 1919 года, откуда видно, какие части должны были освободить родные места моего деда:

«На основе указаний Реввоенсовета Республики командование Южного фронта директивами от 17 и 24 ноября поставило перед армиями следующие задачи:

14-й армии — наступать на всем фронте, стремясь отрезать отступающего противника от переправ на р. Сейм; после форсирования р. Сейм выйти на рубеж р. Псел от Михайловки, Сумы, Обояни до ст. Ржава; в дальнейшем основными силами овладеть Харьковом;
13-й армии — настойчиво теснить противника, выйти на линию ст. Ржава, Окуни, Становая и овладеть г. Купянск…»



На этом фрагменте стратегического плана Южного фронта видно, что наша деревня где-то в самом центре контрнаступления красных.


Далее описано, как эти задачи претворялись в жизнь:

«…Несколько сложнее складывалась обстановка в полосе 13-й армии. Захватив Курск и Касторное и расположив свои дивизии (Эстонская, 3, 9 и 42-я) в линию, 13-я армия продвигалась на юг. Однако отряд генерала Третьякова, стремясь восстановить положение в районе Курска, перешел в контратаку, направив свой удар против 3-й стрелковой дивизии, которая, не выдержав натиска белогвардейцев, отошла на север.

20 ноября белогвардейцы заняли г. Тим, угрожая захватить Курск. Командование 13-й армии немедленно усилило 3-ю стрелковую дивизию частями 9-й стрелковой дивизии, и 21 ноября после ожесточенного боя г. Тим был освобожден.

Преследуя разгромленный отряд генерала Третьякова (Сводный отряд генерал-майора А. Н. Третьякова — Марковская офицерская и формируемая Алексеевская пехотная бригады - прим. моё), части 3-й стрелковой дивизии 24-—25 ноября вели ожесточенные бои в районе дер. Орлянка (35 км юго-западнее Тима) и вынудили белогвардейцев отойти на юг».



Яков Карлович Пальвадре (Jakob Palvadre) (1889-1936)
Командующий эстонской дивизией 13-й армии РККА в 1919 г. (фото 1917 г.)



Яков Пальвадре в Гражданскую войну


Смотрим фрагмент схемы из той же книги Агуреева, здесь 3-я дивизия теснит сводный отряд марковцев и алексеевцев, а территорию вдоль железной дороги, проходя через Ржаву на Белгород, очищает Эстонская дивизия.



Эстонцы же и берут Белгород. Точные даты и подробности освобождения нашего угла Тимского уезда с деревнями Сараевкой, Колбасовкой и станцией Ржава неизвестны. Здесь белые отступали достаточно быстро, вряд ли заходили в деревни.

Так выглядит советский взгляд 1961 года на Харьковскую операцию осени 1919 года, сплошные победы!



«Отступление ВСЮР с территории губернии. После разгрома в Долгой Клюкве 3-й Марковский и Черноморский полки получили приказ отступать к станции Солнцево. Марковцы под командованием полковника А. С. Наумова отошли к Старому Черемошному, а на следующий день, 5 (18) ноября, стало известно, что красные заняли Солнцево и подорвали железнодорожные пути. После этого Наумов уводит свои силы на Обоянь, «в пути едва избежав захвата пехотой и кавалерией красных». Фронт на линии Ржава — Обоянь держали в это время корниловцы и черноморцы.

Отступая через Медвенку (Медвенский Колодезь), Корниловская дивизия собирается в Обояни 8 (21) -10 (23) ноября, а уже вечером 11 (24) ноября на город разворачивают наступление части Латышской дивизии. Оставив в арьергарде офицерский батальон 2-го полка, корниловцы оставляют Обоянь. «Под прикрытием вьюги латыши подошли близко, но нарвались параллельно своему фронту на овраг... страшной глубины и с крутыми берегами, благодаря чему обороняющиеся подпустили противника на ширину оврага и открыли огонь с дистанции в сто шагов, — вспоминает М. Н. Левитов. — Впоследствии выяснилось из показаний пленных латышей, что их потери были так велики, что заставили командира этого полка «рвать на себе волосы» за рискованное нападение на корниловцев. Вооружены и одеты латыши были отлично. Ручные гранаты имелись почти у всех и в достаточном количестве. На этот раз их цепи отошли, и противник ограничился обстрелом переправ и станции из 42-линейных орудий».

Отступление корниловцев продолжалось в полном порядке, но практически безостановочно. По пятам за ними следовали части Латышской и Эстонской дивизий. Для организации более успешного преследования противника Эстонской дивизии были приданы авиационный отряд и бронепоезд «Мститель Углекоп». Правда, поскольку фланги латышской и 9-й дивизии сомкнулись, то эстонцы оказались во втором эшелоне наступления. Однако уже 9 (22) ноября был получен приказ главкома о переброске дивизии на главное направление и её усилении дополнительными свежими частями. К 13 (26) ноября во исполнение этого приказа к дивизии присоединился 5-й Эстонский полк, нёсший гарнизонную службу в Курске. Кроме того, в её состав влилась Отдельная стрелковая бригада П. А. Павлова, выделенная из Ударной группы 14-й армии (теперь она стала именоваться 3-й бригадой Эстдивизии). Дивизии были приданы также 3-й истребительный авиаотряд, бронепоезда «Смерть Директории», «Советская Украина» и «Грозный мститель за павших коммунаров». Теперь общая численность дивизии достигала 10 500 человек при 17 лёгких орудиях и 107 пулемётах.

Соседями Эстдивизии слева были части 3-й дивизии, а справа наступали латышские стрелки. Бойцы 2-й бригады Эстонской дивизии заняли исходные позиции для нового наступления, сменив части 9-й и 3-й дивизий на линии Полевая — Верхнее Гуторово — Лисово — Брынцево, а 1-я бригада заняла расположение подразделений 9-й дивизии в районе Андреевка — Колодное. Отсюда эстонцы двинулись в направлении Солнцево и далее в сторону Белгорода, преодолевая сопротивление отступающих корниловцев, беря в плен их отдельные группы.

Как вспоминает А. Ломбак, спустя несколько дней после взятия Курска, его батарея натолкнулась на 13 солдат 3-го Корниловского полка. Поняв по чёрно-красным погонам с кем он имеет дело, Ломбак поинтересовался, что они тут делают: «И кого вы здесь ищете? Или заблудились?» «Мы ищем того, кто возьмёт нас в плен», — отвечали корниловцы. «Вот оно что, — безразличным тоном отвечал красный командир. — Тогда идите по этой дороге до следующей деревни. Найдите там штаб 3-го Эстонского коммунистического полка, может быть удастся сдаться в плен ему. Но поторопитесь: штаб скоро уходит оттуда». «А вы не могли бы взять нас в плен?» — спросил кто-то из корниловцев. «У нас нет времени возиться с вами», — равнодушно ответил Ломбак и продолжил движение по намеченному на этот день маршруту.

Упорный, длившийся почти весь день бой с эстонцами отступающим пришлось выдержать 14 (27) ноября. А в сумерках 16 (29) ноября эстонцы нанесли удачный удар по 2-му Корниловскому полку в д. Сухая. Сестра милосердия полка В. Я. Гайдукова вспоминала: «Разместив раненых, медицинский персонал направился в отведённую ему избу. Не успели войти, как под окнами раздались стрельба и крики. Хозяйка дома с криком стала их просто выгонять, но хозяин заступился и стал прятать их под печку. Кто знает, что представляет из себя это убежище, тот поймёт, с какими трудностями туда нырнули четыре человека. Тут же врываются большевики и на ломаном русском языке приказывают всем выходить. Это были эстонцы. Они стали винтовками шарить и под печкой. Но в это время снова началась стрельба и эстонцы убежали. Корниловцы контратакой отбили их. Часть раненых была перебита. О переживаниях спасшихся под печкой распространяться не приходится, образ их спасителя — русского крестьянина — остался у них на всю жизнь».

Несмотря на отдельные успешные контратаки противника, наступление эстонских стрелков развивалось неудержимо. Штаб дивизии перебрался из Курска на ст. Солнцево. Командование 13-й армии поставило перед ним задачу к 18 ноября (1 декабря) выйти на рубеж Киселево — Шляхово — Мазикино — Пожарище — Богодухово, приготовившись развернуть оттуда наступление на Белгород.

Под напором эстонцев и частей 9-й дивизии отступают алексеевские и марковские части, державшие фронт в районе Прохоровка — Короча...

Следом за отходящими белыми на Белгород наступали Латышская и Эстонская дивизии. Латышские стрелки продвигались на То-маровку, эстонцы наступали левее. Задача взятия Белгорода была изначально поставлена перед Латдивизией, однако обстоятельства сложились так, что исполнять приказ пришлось совместными усилиями обоих дивизий. Начдив Пальвадре и его штаб переехали ближе к линии фронта на ст. Ржава».



Красный бронепоезд № 16 Углекоп (отсюда)


Отход ударной группы марковцев и алексеевцев описан и в мемуарах капитана-марковца Александра Леонтьева:

«Противник, подтянув резервы, продолжал продвигаться на г. Тим и далее. 6 ноября пал г. Курск. 3-й Марковский полк со своей артиллерией отошёл на ст. Прохоровка, через ст. Солнцево и г. Обоянь.

С 1 ноября 1 кон.армия Будённого перешла в наступление на фронте ст. Кшень – ст. Касторная. Первые два дня атаки были отбиты частями 1-го и 2-го Марковских полков с их артиллерией.

На 3-е назначала контратака частей 3 конного корпуса генерала Шкуро при поддержке отряда лёгких танков и бронепоездов. В случае успеха атаки марковцы должны были начать наступление в северном направлении.

Около 14 час. показались с севера колонны красных и Кубанские конные части начали построение для встречного боя. Но вдруг эта конная масса рысью и в беспорядке начала уходить назад. На поле оставались танки и редкие цепи стрелковых батальонов, которые быстро последовали за конницей.

Через некоторое время прибыл разъезд со ст. Касторная с известием, что «кубанцы не хотят воевать». Противник так оценивал этот момент: «Борьба за Орловско-Курский плацдарм продолжалась с 1 октября и до взятия Курска. Белые проявили большую стойкость и смелость в маневрах. И к этому же времени конная армия Будённого, достигнув окончательных успехов у ст. Касторная, начала своё продвижение на юг в стыке между Добровольческой и Донской армиями».

В ночь на 4 ноября при сильном морозе и снежной буре части группы генерала Третьякова, дабы не быть окружёнными, начала отход на запад в район ст. Солнцево, где могли находиться корниловцы.

6 ноября группа разделилась на два отряда: 1-й (полковника Блейша с 1 Офицерским Генерала Маркова полком, Генерала Маркова батареей и взводами 4-й, 5-й, 6-й батарей) и 2-й (генерала Третьякова со 2 Офицерским Генерала Маркова полком и Парт. Г.А. п. и 2-й батареей и взводами 3-й, 4-й, 6-й и 7-й батарей).

Отряд полковника Блейша с 7.11. рядом блестящих маневров в тылу красных берёт берёт г. Тим, проходит через с. Рождественское, где была взята 4-х ор.батарея, которая приняла участие в последующих боях. 8.11. отряд перешёл в с. Лещетинская Плота . 9-го – тяжёлый бой у д. Субботино и 10-го блестящая атака ст. Солнцево. Отряд выполнил свою задачу.

Отряд генерала Третьякова в течение 7-го и 8-го отходил в окружении, а 9-го с боем взял с. Суволочное, где была переправа через р. Сейм. 2 Марковский полк преследовал отходящих красных и занял другую переправу у д. Орлянка. Отряд выполнил свою задачу и занял позиции по южному берегу реки.

Все Марковские батареи, как всегда, были «на высоте» во время этих боёв и тяжёлых переходов при отчаянной погоде.
Генерала Маркова батарея получила приказание погрузиться на станцию Прохоровка и отбыть в город Харьков

К 15 ноября 1 и 2 Генерала Маркова полки, с 2-й, 3-й, 4-й, 5-й, 6-й, 7-й и 8-й батареями, занимали район ст. Прохоровка-ст. Большие Сети-с. Вязовое; 3-й полк находился на ст. Гостищево. Слева корниловцы отходили через г. Обоянь. Справа - красные заняли г. Короча и конная армия Будённого продолжала движение на Купянск.

Беспрерывные бои и походы, в очень тяжёлых условиях и в плохую погоду, вывели из строя массу людей. Оставшиеся были утомлены морально и физически. Полки и батареи численно сильно сократились. Впервые все три полка Марковской дивизии оказались в тесной связи между собой, а все артвзводы, находившиеся
«в отделе», часто по несколько месяцев, вернулись в свои батареи. Очень скоро стоял вопрос о довольствии людей и лошадей.

С начала октября красные глубоко проходили наши тылы и посылаемые за сбором продовольствия и фуража в соседние деревни нередко попадали к красным или часто возвращались без всякого продовольствия.  Тёплое обмундирование отсутствовало. Люди были плохо одеты, плохо питались и тратили свои силы на вытягивание орудий и повозок на крутые подъёмы. С трудом удалось, постепенно, перековать лошадей на зимние подковы.

После приезда генерала Деникина в начале ноября в Харьков генерал Май-Маевский был смещён и заменён генералом Врангелем. Ценное время было упущено. Плоды весенних и летних побед и занятие огромной территории не были использованы в положительном направлении. Как пишет генерал Деникин в своей книге, что в такой момент исключительного напряжения - «в штабе Армии не оказалось даже карты фронта и за таковой пришлось послать в поезд Главкома».

Лишь только примеры одной исключительной личной храбрости были не нужны. На фронте таковые показывались ежедневно всеми, начиная с рядового в пехоте и канонира в артиллерии. Не хватало хороших и энергичных организаторов и администраторов. Всё шло самотёком. Что же касается «личных примеров» бывшего Командарма в Харькове (имеется в виду беспробудное пьянство Май-Маевского - прим. моё), то они совершенно дезорганизовали работу штабов и окончательно уничтожили сдерживающие начала, вызываемые ответственностью у подчинённых. Интендантство, которое никогда и ничего не посылало, кроме английского обмундирования, оставляя половину в складах на будущее, лишь только в начале октября объявило в Харьковских газетах о «Торгах для поставок зимнего обмундирования». А через три недели ударили морозы в 20-25 градусов.

Марковская дивизия со своими батареями, без особого давления со стороны противника, медленно отходила на Белгород...

Отход полка корниловцев с батареей совершался в тяжёлых условиях ежедневных боёв и с частыми нападениями на ночлегах, через г. Фатеж, д.д. Жировка и Медведица и 4 ноября у г. Курска, оставленного 6-го вечером.
Дальнейший отход шёл через ст. Рыжково, где батарея с дистанции 25 шагов подбила 6 сентября бронепоезд красных, а затем через (см. отходы всех батарей по схемам №№ 10, 9, 8) сел и д.д. Нижне-Черемошное, г. Обоянь, Пселецкое, Нагольное, ст. Ржава и потом вдоль ж.д. на Белгород...

Скромная боевая работа батареи, в течение 4-х месяцев с Корниловцами, была ими оценена и перед сменой предложено было сделать её Корниловской, но, поблагодарив за высокую честь, отказались, ибо батарея состояла из коренных Марковцев, вышедших из Юнкерской батареи».




М. И. Авилов «Взятие станции Касторная», 1930 г.


Здесь любопытно привести также ещё одно упоминание станции Ржава и окрестностей, связанное с именем легендарного Семёна Будённого (цитирую по книге «Курский край в Гражданской войне»):

«В ночь на 12 ноября С. М. Будённому передали директиву Реввоенсовета Южного фронта от 27 октября (9 ноября). В этой директиве его корпусу ставилась задача: «По занятии района Касторное, усиленными переходами произвести рейд в тыл противника с целью разгрома его тылов и перерыва железной дороги Курск — Белгород на участке станций Солнцево — Ржава». Конный корпус был сильно измотан и утомлён упорными боями...

Упорная оборона Касторной сорвала замысел красного командования пустить корпус Будённого в рейд по тылам белых в район Солнцево - Ржава и позволила дать войскам ВСЮР возможность упорядоченного отступить из-под Курска... После непродолжительного отдыха в Касторной продолжал наступление и Конный корпус Будённого. Ситуация, в которой проходило это наступление, была весьма необычна: «создалось своеобразное наслоение противников: впереди отходили разбитые части корпусов Мамонтова и Шкуро, за ними двигались, преследуя их, части Конного корпуса, на которых сзади нажимала пехота белых, преследуемая стрелковыми соединениями 13-й и 14-й Красных армий» (Будённый С. М. Пройденный путь. — Кн. 1. — М., 1959. — С. 317).

Хотя директива Реввоенсовета Южного фронта от 9 ноября, требовавшая от Конного корпуса нанесения удара в район Солнцево — Ржава, оставалась в силе, исполнять её С. М. Будённый справедливо счёл нецелесообразным. Вместо этого, «исходя из реальной обстановки», он решил «развивать достигнутый успех, то есть наступать вдоль железной дороги на юг, углубляясь в стык деникинских армий».
5 (18) ноября, продвигаясь вдоль железной дороги Касторная — Старый Оскол, Конный корпус занял станцию Горшечное. По мере приближения к Старому Осколу сопротивление белых возрастало
».

Обороняйся белые под Касторной похуже, и через «наши» деревни прошли бы ещё и знаменитые будённовцы. Однако, этого не случилось.


«Из еженедельной сводки секретного отдела ВЧК за 8-15 января 1920 г.
Дезертирство.
Курская губ. После Деникина процент дезертирства сильно понизился. (Сводка ГЧК, 8-15 декабря.) В некоторых уездах объявлена мобилизация, дающая блестящие результаты. Наблюдается массовая явка дезертиров. Особенно блестящие результаты дал Тимский уезд (более всего пострадал от белых), мобилизованных в ряде волостей явилось в четыре раза больше, чем нужно. (Курская ЧК, по 1 января)…

Из информационной сводки за 15-31 августа 1920 г.
Бандитизм.
Курская. В лесу с. Макарове Тимского у. скрываются местные дезертиры. Именуясь шайкой «Щукина». Шайка вооружена пулемётами, бомбами и пр. Численность – 100-200 человек. (сводка ГЧК, с 15 по 31 июля)».


Далее конец деникинцев известен - они оставили Донбас, Кубань и Украину, откатились в Крым, где Деникин передал свои полномочия Врангелю, а Вооружённые Силы Юга России стали именовать просто Русской армией генерала Врангеля.

Из Крыма остатки «цветных» частей уплыли в Галлиполи и оттуда разбрелись по остальному миру.



Уцелевшие командиры корниловцев, Галлиполи, 1921 год (отсюда)

Сидят:
полковой священник отец Леонид Розанов (1874-1936, Берлин) и генерал Н. В. Скоблин.

Позади них стоят слева направо:
подполковник В.В. Челядинов, помощник командира 1-го батальона;
капитан Л. В. Копецкий, адъютант командира полка;
полковник К. П. Гордиенко, командир 1-го батальона.




Литература:
1.
Агуреев К. В. Разгром белогвардейских войск Деникина М., Воениздат, 1961
2. Сухов И. И. - Сержант, № 5, С. 2-11 (Ударники против Ударников. Часть II. Орловско-Кромская операция 10-27 октября 1919 г.)
3. Леонтьев А. М. На московском направлении (Марковцы-артиллеристы. 50 лет верности России. Париж, 1967).
4. Фото Пальвадре - Буклет «70 лет Орловско-Кромскому сражению». Орел, 1989.
5. Фото Пальвадре - (Отсюда).
6. Маамяги В. А. В огне борьбы (красные эстонские стрелки). — М., 1987. — С. 156-157.
7. Ломбак А. Пламенные годы. — Талинн, 1981. — С. 165.
8. Будённый С. М. Пройденный путь. — Кн. 1. — М., 1959. — С. 299-300.
9. Советская деревня глазами ВЧК-ОГПУ-НКВД. 1918-1939. Документы и материалы: в 4 т. Т. 4. 1935-1939 / под ред. А. Береловича, С. Красильникова, Ю. Мошкова и др. М.: Российская политическая энциклопедия (РОССПЭН), 2012. (Сводки из т. 1).

Posts from This Journal by “Гражданская война” Tag

Comments

( 1 comment — Leave a comment )
livejournal
Oct. 15th, 2017 11:30 pm (UTC)
Здравствуйте! Ваша запись попала в топ-25 популярных записей LiveJournal сибирского региона. Подробнее о рейтинге читайте в Справке.
( 1 comment — Leave a comment )