?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry



Очень лирическое место нашёл в воспоминаниях белого офицера Александра Альбова «Начало конца» - здесь упоминается станция Солнцево на ж/д направлении Курск-Белгород.

Это крупный транспортный узел, игравший большую роль как в Гражданскую войну, так и позже - в Великую Отечественную. Сейчас это центр Солнцевского района Курской области, но мне он интересен близостью к родным местам деда - деревне Сараевка Тимского уезда.



«Бронепоезд «Генерал Дроздовский», на котором я прослужил с момента поступления в Добровольческую армию и до ухода из Туапсе в Крым, участвовал в боях за взятие Курска и Орла, дойдя таким образом до крайнего пункта нашего наступления в направлении Москвы.
Мне очень недомогалось, я думал, что у меня грипп. Меня сильно знобило, и я чувствовал, что у меня сильный жар. Так поздней осенью 1919 года началось отступление Добровольческой армии, которая подошла уже совсем близко к Москве.

Весь крестный путь нашего отступления прошел у меня как в тумане. Меня положили в отдельное купе базы, и я лежал в сыпняке без всякой медицинской помощи (врача у нас не было). Кто-то чем-то меня кормил, давал пить, но остальное время я часто бывал без сознания от страшно высокой температуры. Наконец, наступил кризис, после которого я чувствовал себя таким слабым, что с трудом мог поднять руку. В это время мы были где-то в районе Белгорода. Помню вечер, когда наша база остановилась на ст. Солнцево. Я лежал, совсем потеряв силы, но с приятным сознанием, что я выжил. Кто-то из друзей принес мне еду — какао, сало, хлеб. Я начал есть, но мне безумно хотелось только одного — чего-нибудь кислого, лимона. Этого достать было невозможно. В ожидании, когда поезд тронется, я заснул.

Проснулся я от звука винтовочных выстрелов где-то на вокзале, почти у самого поезда. Слышались крики, громкая команда. В вагоне, кроме меня, никого не было. Вдруг услышал, что кто-то пробегает по коридору вагона и, стуча во все двери, кричит:

— Всем выходить с оружием, на станции красные!




Подняться с вагонной койки я не мог, голоса у меня почти не было от слабости. Напрягая последние усилия, я попытался крикнуть:

— Не оставляйте меня!

Но мой крик был более похож на шепот. Я слышал, как дверь вагона захлопнулась. Стрельба снаружи усилилась... Тут мне стало ясно, что наши оставили поезд, про меня в суматохе забыли, и вот скоро в ярко освещенный вагон ворвутся красные... Пощады мне не будет. А перед этим, в боях, я видел страшно изувеченные трупы наших добровольцев, замученных красными...

Надо покончить с собой. Решение было принято просто, как единственный выход. Я вспомнил, что браунинг у меня лежал на самой верхней багажной полке. Собрав последние силы, я кое-как добрался до полки, пошарил и нашел свой браунинг. Сжимая его, я в изнеможении свалился на койку. Снаружи доносились звуки ружейной перестрелки. Отдохнув немного, я прочел про себя молитву и приложил браунинг к виску. Но пистолет был не на взводе. Я начал оттягивать взводную гашетку, но сил у меня не хватало, и от долгих усилий я, по-видимому, потерял сознание...

Когда я очнулся, почувствовал размеренное покачивание вагона в движении и услышал стук колес на стыках... поезд двинулся! Мы уходили со станции Солнцево. За дверьми купе слышались оживленные голоса, смех. Дверь в мое купе распахнулась. Я быстро спрятал браунинг под одеяло. Вошел капитан Доменик , мой верный ангел-хранитель, который, не будучи силен в медицине и видя во время моей болезни, как я быстро худею, все время кормил меня такими диетическими блюдами, как сало, жареная колбаса, какао и т. п. Теперь же он вошел ко мне с озабоченным видом:

— Прости, но про тебя мы забыли. Только придя на станцию Солнцево, мы вдруг сообразили, что она в руках красных, и сразу попали под обстрел. Времени нельзя было терять, пришлось отбиваться, чтобы спасти состав и вырваться со станции. Еле-еле выскочили. А почему у тебя такой «холерный» вид? Подожди минутку, я сейчас устрою тебе хорошую закуску с выпивкой.

Через несколько минут он вернулся с еще тремя офицерами. Принесли бутылку водки, закуску. Больше одной рюмки я, конечно, выпить не мог. Пожевал кусок колбасы и сразу впал в приятную нирвану. Пир же в купе продолжался. Начались песни: старая добровольческая «Смело мы в бой пойдем за Русь Святую...», на мотив романса «Белой акации», затем «Веверлея», бронепоездную песню: «Вот мчится, громыхая по рельсам, бронепоезд, орудия и пулеметы на солнце блестят...». Дальнейшего репертуара не помню, заснул как убитый, чудным, здоровым, укрепляющим сном...

Когда мы пришли в Ростов, я чувствовал себя прекрасно, силы возвращались с каждым днем».



«Бронепоезд «Генерал Дроздовский» - легкий бронепоезд ВСЮР. Создан приказом 14 февраля (реально в мае) 1919 в Донбассе. В боях с июня 1919 в Донбассе. Входил в состав 6-го бронепоездного дивизиона. Оставлен 23 марта 1920 у станции Гойтх при отходе из района Туапсе. 16 апреля 1920 расформирован.


Примечания:

1. Альбов Александр Павлович, р. в 1902 г. Гимназия в Одессе (1918). В Вооруженных силах Юга России; участник восстания в Одессе в организации полковника Саблина в августе 1919 г., затем вольноопределяющийся 1-го Одесского караульного полка, с конца августа 1919 г. до эвакуации Новороссийска на бронепоезде «Генерал Дроздовский», летом 1920 г. юнкер Корниловского военного училища, младший офицер комендантской роты Севастополя до эвакуации Крыма. Георгиевский крест IV ст. Подпоручик л.-гв. Измайловского полка (с 6 августа 1920 г.). Эвакуирован на корабле «Великий князь Александр Михайлович». Галлиполиец. Осенью 1925 г. в составе Гвардейского отряда в Югославии. В эмиграции там же. Служил в РОА (майор), с 1945 г. в США. Умер 3 ноября 1989 г. в Пасифик-Грове (США).

2. Доменик Виктор. Прапорщик. В Добровольческой армии и ВСЮР на бронепоезде «Вперед за Родину», с 15 марта 1919 г. подпоручик. Осенью 1919 г. на бронепоезде «Генерал Дроздовский». Капитан.

3. Впервые опубликовано: Наши Вести. Декабрь 1979 — март 1981. №№ 377—382.

Фото отсюда.

Posts from This Journal by “Гражданская война” Tag