?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry



Итак, мы остановились на наступлении войск Деникина-Кутепова-Тимановского на Курск.
Уже известно, как эти события отражены в мемуарах марковцев-артиллеристов. Но марковцы лишь поддерживали корниловцев-пехотинцев, которые были основной ударной силой в полосе наступления от Белгорода на станцию Ржаву и окрестности.

В очерке поручика-корниловца Георгия Голованя приводится удалая песня про эту фронтовую группу Цветной Дивизии:

С Иртыша, Кубани, Дона,
С Волги-матушки реки,
Развернув свои знамена,
На Москву идут полки.

Впереди на правом фланге
Красных шапок виден ряд:
То Корниловцы лихие,
То Корниловский отряд.

А у них на правом фланге
Черно-белый цвет видать:
Это их родные братья,
Это Марковцы спешат...



Полковник Михаил Николаевич Левитов (1893-1982, Париж)
Командир батальона, помощник командира полка, с июня 1920 г. - командир 2-го Корниловского Ударного полка



Полковник Михаил Левитов - один из главных историографов-корниловцев. В 1974 году в Париже он издал серьёзный труд - «Материалы для истории Корниловского ударного полка», в основу которых легли полковые документы и воспоминания эмигрантов-корниловцев. Фрагмент этих материалов, относящийся к боям в районе станций Ржава-Сараевка и у села Колбасовка, предлагаю вашему вниманию.





Полковник Николай Владимирович Скоблин
Командир 1-го Корниловского Ударного полка с
01.11.1918 г. по сентябрь 1919 г.,
затем - командир всей Корниловской дивизии





«Получен приказ о наступлении на город Обоянь.

1-й Корниловский Ударный полк


3 августа. 1-й его батальон получил задачу оказать поддержку левому флангу Партизанского имени генерала Алексеева полка при занятии последним сел Троицкое и Плосское. После занятия Пристенного отряд должен будет следовать на северо-запад вдоль течения реки Дон-Сеймица на село Прилепы и выйти к селу Колбасовка, лежащему вдоль полотна железнодорожной линии Белгород-Курск, севернее станции Ржава, и таким образом облегчить наступление левой колонны 1-го Корниловского Ударного полка. В пути, из опроса жителей было установлено, что в селе Пристенном находится только обоз под прикрытием роты пехоты. Поэтому начальник отряда просит командира батареи обратить главное внимание на мост через реку Дон-Сеймицу и по возможности уничтожить его. Совершенно случайно движение отряда было обнаружено разъездом красных. Посадив одну роту на повозки и взяв с собой взвод батареи, полковник Гордеенко быстрым аллюром подошел к Пристенному и, не ожидая подхода Партизан, атаковал село. Взвод батареи легко справился с возложенной на него задачей и несколькими гранатами уничтожил мост, произведя панику среди переправляющихся обозов. Паника распространилась и на пехотное прикрытие. Воспользовавшись повозками, оставшимися на левом берегу реки, красноармейцы начали сбрасывать с повозок имущество и покидать село на телегах. Оставив одну полуроту до подхода Партизан к селу Троицкому и послав приказание остальному отряду изменить направление в пути, полковник Гордеенко со взводом артиллерии и полуротой бросился преследовать противника, уходящего в село Прилепы. Захваченные в плен красноармейцы сообщили, что обозы принадлежат пехотной бригаде трехполкового состава, которая 1 августа была спешно переброшена из Курска на ст. Солнцево. Вместе с подошедшими силами отряд атаковал Прилепы, и после упорного боя красные были отброшены на хутора, разбросанные среди труднопроходимой низины. Отходя, они уничтожили мост через маленькую, болотистую реку.

После двухчасового привала, оставив в селе одну роту, остальная часть отряда выступила на село Колбасовка, которое после незначительной перестрелки было взято. Заняв двумя ротами и взводом батареи позицию фронтом на юго-запад, в сторону станции Ржава (Клейнмихелево), на случай появления оттуда противника, полковник Гордеенко предоставил в распоряжение командира батареи полуроту пехоты для продвижения в сторону разъезда Сараево с целью уничтожения красного бронепоезда, оборонявшего станцию Ржава. Бронепоезд уже был, очевидно, кем-то предупрежден с разъезда по телефону, так что, едва успев спуститься к полустанку и стать на позицию, взвод должен был открыть огонь по идущему на всех парах с юга бронепоезду. Первая граната 4-го орудия попала в орудийную площадку, вслед за ней 1-ое орудие разбило пулеметный вагон. Бронепоезд продолжал путь, осыпая взвод из пулеметов. Следующая граната в 4-ом орудий заклинилась. Бронепоезд уже скрылся в ложбине, в то время как второй гранатой 1-го орудия была сбита труба на паровозе. С разъезда Сараево навстречу подбитому бронепоезду подошел паровоз и, взяв его на буксир, потянул к станции. Несколько дней спустя одним из крестьян было доставлено письмо на имя «начальника батареи», в котором команда красного бронепоезда в клятвенно-ругательной форме заверяла, что отомстит батарее за гибель своего командира и товарищей. Поздно вечером со станции Ржава было получено приказание, чтобы с рассветом 4 августа один из взводов батареи прибыл в расположение полка.

3-й батальон 1-го Корниловского Ударного полка с приданной ему 2-й Марковской батареей с боем занял село Нижняя Ольшанка и двинулся на село Нагольное. Перейдя с боем линию железной дороги ст. Ржава-Обоянъ и заняв с. Нагольное, Корниловцы начали выходить на северную окраину села, где были атакованы значительными силами противника. Нагольное, довольно большое село, было во многих местах перерезано оврагами. Батальон Корниловцев, небольшого состава, разбился на две части. Не выдержав натиска противника, Корниловцы стали быстро отходить. Красными было взято одно орудие, и для его спасения Корниловцы перешли в контратаку. Но силы были неравны, и они отступили. Ночевали в селе Нижняя Ольшанка.

4 августа. 1-й Корниловский Ударный полк.
2-й батальон полка перешел в наступление на село Нагольное, расположенное к северу от полотна узкоколейной железной дороги Ржава-Обоянь. В итоге боя за Нагольное противник перешел в контр-наступление и 2-му батальону было приказано отойти на разъезд.

80-й пехотный Кабардинский полк с танками занял было село Нагольное, но тоже отошел. В связи с этим 3-му батальону 1-го Корниловского Ударного полка со 2-й Марковской батареей приказано было занять позицию по железной дороге Ржава-Обоянь.

5 - 7 августа, 1-й Корниловский Ударный полк.
На участке полка спокойно. Противник активности не проявлял.

8 августа. 1-й Корниловский Ударный полк.
2-й и 3-й батальоны занимают ту же позицию.


Полковник Михаил Александрович Пешня
Командир 1-го Корниловского Ударного полка с 29.09.1919 по 13.10.1919



9 августа, 1-й Корниловский Ударный полк.
В ночь на 9 августа отряд полковника Пешни, командира 1-го Корниловского Ударного полка, — 2-й и 3-й батальоны, 2-я Марковская батарея, 2-й взвод генерала Маркова батареи, два легких танка и один тяжелый, с бронепоездом «Офицер» заняли задолго до рассвета исходное положение на участке 2-го батальона перед с. Нагольное. Коротким ударом противник был выбит из села еще до восхода солнца. Продолжая преследование, части отряда заняли с налета с. Пселецкое, окончательно разгромив красных и захватив около 700 пленных, и затем, повернув на восток, через с. Ржава (Марьевка), расположились на ночлег возле Марьевской рощи.





10 августа. 1-й Корниловский Ударный полк.
Ранним утром, заняв разъезд Сараево и подождав подхода к селу Колбасовка 1-го батальона с батареей, полк разделился на две группы: 2-й батальон со взводом батареи перешел на ржавский сахарный завод, а 3-й батальон с батареей выступил на с. Старо-Черемошное, которое было взято после упорного боя.

11 августа. 1-й Корниловский Ударный полк.
День простояли в селе Старо-Черемошное. Ввиду чрезвычайно выдвинутого положения и возможности ночного нападения, 3-му батальону с батареей, когда уже стемнело, было приказано перейти на хутор Екатериновка. 11 и 12 августа 1-й батальон полка с батареей ходил из Колбасовки в село Пристенное для оказания поддержки Партизанскому генерала Алексеева полку при обратном взятии села Троицкое (Плосское).

12 августа. 1-й Корниловский Ударный полк.
1-й батальон полка со 2-м взводом 1-й генерала Маркова батареи грузится на станции Ржава в эшелон и отбывает на ст. Белгород, 13-го разгружаются там и узнают, что разъезды красных были в 15 верстах от станции… 17 августа 1-й батальон на станции Ржава. Противник ведет ожесточенное наступление со стороны села Нагольное.

В ночь с 12-го на 13-ое 3-й батальон был окружен красными, и связи с ним установить не удалось.

13 августа. 1-й Корниловский Ударный полк.
Без перемен.

14 августа. 1-й Корниловский Ударный полк.
Полк ведет наступление на ржавский завод и берет его.

15 августа. 1-й Корниловский Ударный полк.
Все попытки красных наступать на завод отбиты.

18 августа. 1-й Корниловский Ударный полк.
1-й батальон, вернувшись, ведет наступление на село Нагольное, но безрезультатно.

19 августа. 3-й батальон со взводом батареи грузится на станции Ржава в эшелон для отправки через г. Белгород в г. Волчанск для ликвидации прорыва красных. В этот же день 1-й батальон 3-го Корниловского Ударного полка, еще незакончившего формирование, эшелоном отбывает из Харькова (месте формирования полка) в распоряжение командира 1-го Корниловского Ударного полка, на станцию Ржава.

С 19 по 22 августа на станции Ржава противник пассивен.

23 августа. 1-й Корниловский Ударный полк.
Обнаружено наступление значительных сил красных со стороны Пселецкого в направлении села Нагольное, Нижнюю Ольшанку и далее, на ст. Ельниково. В то же время, нажимая с востока, красные пытались совершенно окружить 1-й Корниловский Ударный полк. Положение было очень серьезное. Бой шел весь день и закончился полной ликвидацией окружения. Красные понесли большие потери, было взято много пленных.



Генерал Тимановский выходит из штабного вагона, 1919 год


Справка из журнала военных действий 3-го Корниловского Уд. Полка.

23 августа 1-му батальону с приданным бронепоездом было приказано ликвидировать группу красных, прорвавшихся от гор. Обоянь и занявших в тылу 1-го полка с. Ольшанка и полустанок железной дороги. Для выполнения этой задачи 1-я и 2-я роты с бронепоездом двинулись вдоль полотна железной дороги и стремительным ударом опрокинули противника у разъезда Ельниково. 3-я и 4-я роты, посланные к деревне Ольшанка, приняли отходящего противника и довершили его разгром. Около 800 пленных, пулеметы и другое военное имущество были трофеями этого дня.

(Помещаю описание этого боя 23 августа 1919 г. в истории 1-й генерала Маркова батареи).

23 августа перед рассветом на станцию Ржава ворвался красный бронепоезд, открыв огонь в упор из всех своих орудий и пулеметов, но с первым же нашим ответным выстрелом бронепоезд с той же быстротой умчался назад. Почти одновременно, с полотна узкоколейной железной дороги заставы донесли, что красные, выйдя из Нагольное, густыми цепями приближаются к железнодорожному полотну. Артиллерия открыла огонь, а батальон Корниловцев, ударив во фланг, отбил атаку с большими потерями для противника. Часть его раненых была найдена около самого полотна. Совершенно неожиданно, после восстановления положения было получено из штаба полка приказание возвратиться в поселок. Станция Ржава была оставлена, и части перешли в д. Марьевка (Марьино), что к юго-востоку от станции. Спустя некоторое время туда из Колбасовки отошел 1-й Корниловский Ударный полк и взвод 1-й Марковской батареи. Выяснилось, что прошлой ночью противник силой до одной пехотной бригады вошел в прорыв между 1-ми 2-м Корниловскими Ударными полками (точнее — на участке 80-го пехотного Кабардинского полка, который стоял между Корниловскими полками) и устремился на юг. Были предположения, что он занял станцию Прохоровка, так как телефонное сообщение с ней было прервано. Высланные из Марьино разъезды обнаружили на станции Ельниково пехоту противника. К полудню окружным путем была восстановлена связь со штабом дивизии. Согласно присланной диспозиции, для ликвидации прорыва 1-му Корниловскому полку было приказано занять с. Ольшанка-Дмитриевка, что к юго-западу от станции Ржава, и, оставив заслон в сторону Нагольное продвигаться на юг, к станции Ельниково. Не успев выйти на южную окраину Ольшанки, в 3 верстах к западу от села, по столбовой дороге была обнаружена колонна повозок, быстро уходящих с юга на север. Обозначив одной ротой наступление на ст. Ельниково, батальоны развернули фронт на столбовую дорогу. Став на открытую позицию, взводы открыли огонь прямой наводкой по колонне. Неожиданное появление Корниловцев произвело на противника ошеломляющее впечатление. Повозки в беспорядке свернули на запад. Все поле покрылось соскочившими с повозок пехотинцами, и скоро к ним стали толпами присоединяться бегущие с юга большевики. Докончив разгром противника и соединившись с главным участником происходящего — учебным батальоном 1-го Офицерского генерала Маркова полка, который вместе с бронепоездами «Офицер» и «Слава Офицеру» наступал со стороны станции Прохоровка — 1-й Корниловский Ударный полк возвратился на станцию Ржава и деревню Колбасовка.

(От автора записок, полковника Левитова: после просмотра текста и карты мне стало ясно, что наступавший со стороны станции Прохоровка учебный батальон 1-го Офицерского генерала Маркова полка с двумя бронепоездами не был единственным виновником разгрома красных ударом в лоб, так как от станции Ржава в направлении станции Ельниково действовал 1-й батальон 3-го Корниловского Ударного полка, тоже сопровождаемый бронепоездом. Удар этого батальона во фланг и тыл прорвавшимся красным, согласно записям в журнале военных действий этого полка, сопровождался большим успехом с захватом около 300 пленных с пулеметами и другим имуществом).

Включившись в железнодорожный телеграф, Марковцы подслушали информацию 13-й советской армии, из которой узнали, что Алексеевцы утеряли связь с Корниловцами и что на участке 1-го Офицерского генерала Маркова полка они потеряли две 42-линейные пушки.

27-30 августа на участке 1-го Корниловского Ударного полка без перемен.

31 августа. 1-й Корниловский Ударный полк в течение дня отбивал атаки противника на село Колбасовка. Под прикрытием двух бронепоездов красные подвезли три эшелона пехоты».



«Молодцы корниловцы!» Агитационный плакат Харьковского отделения ОСВАГ, 1919 год



Обратите внимание - плакат явно срисован с французской открытки!


Из информационной сводки секретного отдела ВЧК № 20 за 21-30 сентября 1919 г.
Совершенно секретно

Центральный Черноземный район
Курская губ.

Политическое положение.
Настроение населения удовлетворительное. (Тимский и Обоянский уезды. Сведения ГЧК, август).

Военное положение.
Мобилизация прошла с трудом, не явились более 4700 человек. Появившиеся банды совершили ряд убийств. приняты энергичные меры. (Тимский уезд. Сведения ГЧК, август).

(Сводка № 123 из книги «Советская деревня глазами ВЧК-ОГПУ-НКВД»).


Капитан 1-го Корниловского ударного полка - открытка Виктора Гебауэра из серии «Типы гражданской войны».


«НАСТУПЛЕНИЕ НА Г. КУРСК

К концу августа прорыв красных на Купянск и Волчанск был окончательно ликвидирован, и части Добровольческой Армии получили возможность продолжать прерванное наступление. С другой стороны, неудача красных в широко задуманной ими операции, для которой ими были собраны значительные силы, больно отозвалась на моральном состоянии красной армии, и без того сильно потрепанной нами на линий рек Сейм и Сеймица. Добровольческая Армия не встретила поэтому того сопротивления, которое можно было ожидать при взятии укрепленного района г. Курска. Оборудование позиций впереди Курска носило по масштабам гражданской войны довольно серьезный характер: первая укрепленная полоса, сооруженная верстах в 10-15 от города, впереди его, состояла из непрерывного ряда стрелковых окопов полной профили, усиленных проволочными заграждениями в 5 кольев. К окопам вели ходы сообщения, а позади окопов были оборудованы артиллерийские позиции с наблюдательными пунктами. Артиллерии было собрано значительное количество, до 8-дюймовых орудий включительно. Эти позиции несомненно представляли бы серьезную преграду для бедной техническими средствами Добровольческой Армии, но все же укрепления должны были защищаться людьми, а людей, воодушевленных желанием победить или проникнутых истинной дисциплиной, у красных не было, и красная крепость Курск пала.

Здесь нормальным является вопрос: да, красные войска, несмотря на прибытие из Сибири их отличных дивизий, не смогли отбросить 1-й Добровольческий корпус и только сорвали на некоторое время наше наступление на Курск и, естественно, за время всех этих боев и мы понесли большие потери, — так с какими же теперь силами Командование бросило нас в решительное наступление на Курск?

Судя по журналам военных действий трех Корниловских Ударных полков и по личным воспоминаниям того времени можно вывести заключение, что положительных данных для этого у Командования было много:

1) Дух Добровольческой Армии не был подорван контрударом красных;
2) Помимо этого, наш выход из Каменноугольного бассейна дал нам возможность усилиться за счет противника людским составом, частично добровольцами, а главным образом пленными. За это время «запасный полк» 1-го Корниловского Ударного полка выделил кадры для 2-го и 3-го Корниловских Ударных полков.
2-й полк за время контрудара красных блестяще вел бои на левом фланге своего старшего брата в центре с городом Обоянь, а 3-й полк выступил на фронт в конце его, но к нашему глубокому сожалению нашими усилиями Командование подкрепило не нашу бригаду, а бросило его на левый фланг Дроздовской стрелковой дивизии, в отряд полковника Манштейна. Красную крепость Курск штурмовала Корниловская Ударная бригада. К моменту окончательного перехода в наступление Корниловцы, помимо своих трех действующих полков, имели в тылу при 1-ом полку свой запасный полк, а 2-й и 3-й полки имели свои запасные батальоны.
3) За время боев под гор. Обоянь наши журналы боевых действий впервые отметили появление у нас своих, Корниловских батарей. До этого нас сопровождали батареи Марковской артиллерийской бригады. Были во 2-м Кубанском походе у Корниловцев и свои батареи, но их тогда Командование отобрало у нас, и я их видел на «грузинском» фронте, за г. Сочи, у Адлера. Впоследствии они попали в отряд генерала Бредова, отступивший в Польшу, где их разоружили. Соединились они с нами только в Крыму.
4) Особенно хорошо вооружили нас тогда красные полки пулеметами, винтовками и боеприпасами. Одним только противник не мог поделиться с нами, — это обмундированием. Пленных его, исключая сибиряков, приходилось обмундировывать почти полностью.
При своем отступлении красные теряли веру в свои силы и все больше и больше стали сдаваться в плен, целыми группами. Это вливало в наши сердца дух бодрости, усиливало наши ряды и вооружало. Однако эти бои с нашей стороны носили на этом участке характер активной обороны. без использования наших успехов для скачка на следующий рубеж нашего общего наступления. А находившийся против нас укрепленный г. Курск часто напоминал нам о себе переброской своих резервов. Тогда мы ждали наступления на него. Падение морали в красной армии нас радовало, но сведения о сооружениях красной крепости Курск вызывали, по выражению ударников, неприятное чувство наподобие того, как будто бы по спине ползают мурашки. На все это наша ударная психология реагировала просто: жертвовать собой всюду одинаково необходимо: в походе, в дозоре или в атаке на крепость, Всюду в нашем сознании были слова нашего Вождя и Шефа полка Генерала Лавра Георгиевича Корнилова: «Страшна не смерть, а позор и бесчестие». Готовились ударники к дальнейшему движению тщательно. Корниловские полки имели тысячи по две человек, большие офицерские роты, в каждом полку было не меньше 60 пулеметов, появились даже команды конных разведчиков и походные кухни. Не было только интендантства для регулярного снабжения нас продуктами, — все делалось нашими начхозами или артельщиками, что часто было не в нашу пользу.

1 сентября 1919 г. Согласно полученной 31 августа диспозиции части 1-го армейского (Добровольческого) корпуса переходят в решительное наступление с целью овладеть городом Курск. 1-й Корниловский Ударный полк движение центром по линии железной дороги в сопровождении бронепоездов: тяжелого «Иоанн Калита» и легких «Генерал Корнилов» и «Офицер».



Та же карта поближе:



1-й батальон полка со взводом 2-й Марковской батареи стоит на хуторе Богоявленском. 2-й батальон со взводом 1-й генерала Маркова батареи и особый отряд полка выступили в с. Старо-Черемошное, то есть в глубокий тыл красной дивизии, занимавшей позиции у сс. Нагольное и Пселецкое. 3-й батальон со взводом 2-й батареи прибывает из Нового Оскола на ст. Сараевка, где выгружается и переходит в с. Дежевка.

Успех первого дня наступления 1-го Корниловского Ударного полка привожу по данным истории Марковской артиллерийской бригады (примечание самого автора - полковника Левитского).

Успех 1-й генерала Маркова батареи. В бою при наступлении со 2-м батальоном 1-го Корниловского Ударного полка. К моменту выступления колонны, на соседнем с ней участке, слева, началась атака села Нагольное при поддержке трех танков. Командир батальона (2-го) получил донесение, что к западу от полевой дороги, на расстоянии не более двух верст, обнаружена красная батарея, усиленно стреляющая по атакующему село Нагольное 1-му батальону. Командир 2-го батальона имел приказание возможно скорее занять село Старо-Черемошное и потому от атаки батареи отказался. Ее атаковали в конном строю разведчики батареи, с капитаном Шперлингом во главе, и с боем взяли батарею противника. Однако красные опомнились и с подошедшим резервом перешли в контратаку. С помощью подошедшей роты Корниловцев, батарейного пулемета и огня отбитой батареи красные были отброшены. Результатом лихой атаки разведчиков батареи оказалось; 4 легких орудия, два пулемета Максима, одна телефонная двуколка, одна санитарная двуколка и две пулеметные линейки.

1-й Корниловский Ударный полк

2 сентября. 1-й батальон полка со взводом батареи после непродолжительного боя занял село Старо-Черемошное, хутор Шмаковский и д. Кочегуровку, где и ночует. В районе железной дороги полк вел упорный бой за обладание Зуевкой. Несмотря на присутствие трех танков и двух бронепоездов, красные оборонялись с большим ожесточением и несколько раз в течение дня переходили в контратаки. Только поздним вечером их упорство было сломлено окончательно и части расположились на ночлег на окраине села.

3 сентября. 1-й батальон — в д. Кочегуровка. С рассветом на участке бой продолжается с новым ожесточением, но мало-помалу противник ослабил свою настойчивость и понеся большие потери, отступил на север. 2-й батальон получил приказание войти в соприкосновение с отошедшим перед нами противником, но, пройдя ряд хуторов и поселков, расположился на Постоялых дворах, в 15 верстах к северо-западу от станции Солнцево, не обнаружив красных, за исключением нескольких разъездов. Согласно диспозиции на 4 сентября по Корниловской Ударной бригаде полку надлежало закрепиться на линии хутора Анненков и ст. Солнцево, активно обороняя свой участок и ведя усиленную разведку впереди себя, ввиду того, что Партизанский Алексеевский полк занимал позиции значительно южнее и таким образом искривлял общую линию фронта.

8 сентября. (здесь Левитов ошибается, правильно 18 сентября. - прим. моё)
На параде был одни батальон от Корниловской Ударной бригады и батареи Марковцев. Парад принимал генерал-лейтенант Кутепов который передал им от Командования ОСОБУЮ БЛАГОДАРНОСТЬ. Участники этого парада передавали, что их особенно поразила искренняя радость жителей Курска, заполнивших все прилегающие улицы».

Pavlov V E.jpg

Подполковник Василий Ефимович Павлов (1895-1989, Франция)
командир роты, батальона, врио командира Офицерского генерала Маркова полка


Интересен комментарий из мемуаров подполковника Василия Павлова, занимавшего разные командные должности в полку «марковцев»:

«...Возвращавшиеся в полки говорили: газеты пишут и все говорят: «Корниловцами взят Курск. Корниловцами взят Орел”. Генерал Май-Маевский сказал: «Орел орлам» и... ни слова о марковцах. Будто их и не существует. Раненые марковцы напрасно искали в газетах что-либо о своих полках. Впрочем, прочли сообщение: «Отряд капитана Коломацкого взял г. Ливны». Догадались, что говорится о них, марковцах, только по фамилии капитана Коломацкого и еще потому, что знали о наступлении своих частей от Корочи на Тим, Щигры, Мармыжи... Но кто другой догадается? Как-то было досадно. Стоят они где-то, и если назвать эти пункты, то они окажутся большинству неизвестными и даже не на всех географических картах отмеченными. Значит, и роль их незначительная».

Выделенное мной в полной мере относится к боям вокруг станции Ржава, деревень Колбасовка, Сараевка и других окрестных.



Напомню, что в районе Ржавы белым противостояла 9-я стрелковая дивизия 13-й армии РККА (с июля 1918 года - 1-я Курская советская пехотная дивизия; с сентября 1918 года - 9-я пехотная дивизия; с октября 1918 года- 9-я стрелковая дивизия).

Вот как описано отступление красных в официальной советской историографии. В книге 1970 года «Очерк о боевом пути 9-й стрелковой дивизии» находим такое место:

«15 августа группа армий Селивачева перешла в контрнаступление. Оно развивалось успешно на левом фланге, в полосе 8-й армии, которая овладела Купянском и Волчанском. Вместе с тем соединения 13-й армии, в том числе и 9-я стрелковая дивизия, продвинулись очень незначительно. Они были остановлены и отброшены упреждающим ударом 1-го армейского корпуса генерала Кутепова.

Прорвавшись в стыке 13-й и 14-й советских армий, белые устремились к Курску. Отходившие части 9-й стрелковой дивизии вступили в обширный район от Суджи до Ржавы, хорошо известный ее ветеранам. Здесь в марте — апреле 1918 г. из красногвардейских и партизанских отрядов начала формироваться их дивизия. Полтора года спустя на этих же рубежах она дала отпор наступающим белогвардейцам. Особенно напряженными были бои на участках 2-й и 3-й бригад....

17 сентября бойцы 9-й стрелковой впервые встретились с танками противника. Огромные бронированные чудовища, изрыгая огонь, медленно приближались. Они казались неуязвимыми, и в залегших цепях 3-й бригады возникло замешательство. Бойцы начали поспешно отходить — сперва одиночки, потом целые группы. Возникала опасность потерять контроль над людьми, потерять управление частями и подразделениями...

К 15 сентября 13-я армия, отошедшая под натиском противника к Курску, занимала фронт от Суджи — на правом фланге до Старого Оскола — на левом».

Последняя фраза на самом деле отражает полное отсутствие сведений о красных, разбитых и рассеянных на огромнейшнем расстоянии - от Суджи до Оскола.
Дальше декиницы уверенно шли вперёд до самого Орла. Однако красные сумели перебросить на Южный фронт свежие латвийские и эстонские дивизии, легендарную конницу Будённого и другие войска. В то время, как белые были обескровлены, красные продолжали стягивать массу войск с других направлений, пока не наступил известный перелом.



Командующий Добровольческой армией Май-Маевский (слева второй) и генерал Тимановский (справа на переднем плане  с шашкой в руках) наблюдают за штурмом узловой станции Лиски. Октябрь 1919 г. (отсюда)


Литература:
1.
Головань Г. А. Прошлое обязывает (Вестник первопоходника. Июль 1964 г. № 34).
2. Левитов М. Н. Материалы для истории Корниловского ударного полка. — Париж, 1974.
3. Павлов В.Е. Марковцы в боях и походах за Россию в освободительной войне 1918—1920 годов. Т. 2. Париж, 1964.
4.
Агуреев К. В. Разгром белогвардейских войск Деникина М., Воениздат, 1961
5.
Шевченко И. Н., Калиновский П. Н. 9-я пластунская (0черк о боевом пути 9-й стрелковой дивизии). - М.: Воениздат, 1970.
6.
Сухов И. И. - Сержант, № 5, С. 2-11 (Ударники против Ударников. Часть II. Орловско-Кромская операция 10-27 октября 1919 г.)
7. Леонтьев А. М. На московском направлении (Марковцы-артиллеристы. 50 лет верности России. Париж, 1967).
8. Советская деревня глазами ВЧК-ОГПУ-НКВД. 1918-1939. Документы и материалы: в 4 т. Т. 4. 1935-1939 / под ред. А. Береловича, С. Красильникова, Ю. Мошкова и др. М.: Российская политическая энциклопедия (РОССПЭН), 2012. (Сводки № 140, 169 из т. 1).

Posts from This Journal by “Гражданская война” Tag