?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry



Про белогвардейских деникинских начальников мы вспомнили, перейдём к тем, кто противостоял в 1919 году белому наступлению на Москву, стремительно отступая. Итак, красные!


Сергей Сергеевич Каменев (1881-1936)

Полковник царской армии, позже командовал пехотной дивизией и фронтом, с 8 июля 1919 по апрель 1924 года — главнокомандующий всеми вооружёнными силами Советской Республики.



Не надо путать с другим Каменевым - Львом Борисовичем, что был расстрелян вместе с Зиновьевым. Сергей Каменев умер в 1936 году от сердечного приступа и похоронен в Кремлёвской стене, хотя и был посмертно объявлен врагом народа.


Владимир Николаевич Егорьев (1869-1948)

Генерал-лейтенант царской армии, в июле-октябре 1919 года - командующий войсками Южного фронта РККА против войск Деникина.


Владимир Иванович Селивачёв (1868-17.09.1919)

Царский генерал-лейтенант Владимир Селивачёв - помощник Командующего Южным фронтом, с августа 1919-го возглавлявлял группу войск из девяти стрелковых дивизий, одной кавалерийской бригады и сил Воронежского укрепленного района.

Селивачёв неудачно начал проводить контрнаступление против корпуса Кутепова, что привело к серьёзному прорыву Южного фронта на московском направлении летом 1919 года. В сентябре он скоропостижно умер от желудочного заболевания, поэтому подозревают, что он был отравлен. Деникин считал, что Селивачёв намеренно подставлял свою группировку под удар, тайно подыгрывая белым.



Анатолий Ильич Геккер (1888-1937)

Штаб-ротмистр царской армии, с мая 1919 г. по февраль 1920 г. — командующий 13-й армией РККА, входившей в состав группы Селивачёва.

Непосредственно в районе Ржавы и нашей деревни Сараевки оборонялась советская 9-я стрелковая дивизия 13-й армии.

9-й дивизией с 30.05. по 18.09.1919 г. командовал Орлов Михаил Александрович, бывший капитан царского Генштаба. К сожалению, информацию о красных командирах добыть гораздо труднее, чем о белых, поэтому даже его фотографии нет ни в одном источнике.

В современной книге «Курский край в Гражданской войне 1917-1921 гг.» приводится любопытная характеристика упомянутой красной дивизии:

«...командование армии и фронта не особенно полагалось на боевые качества 9-й дивизии, неоднократно терпевшей поражения от белых.
Как вспоминает комиссар 78-го полка А. А. Сагайдак, «основным костяком наших военных частей вначале были добровольцы. Отходя на север, мы мобилизовали всех без разбору. Попадали не только крестьянская беднота и середняки, но и кулаки, сыновья купцов, попов, бывших чиновников — элементы очень неустойчивые, создавашие в трудных условиях панику и влиявшие на остальную массу. Штаб 13-й армии прислал нам бывших царских офицеров, часть которых тоже была неустойчива... Ездовые были старики или женщины и подростки. В панике они отрывались от наших рот на 40 километров и разыскать их после боя было очень трудно. Младший командный состав был очень слаб, не хватало командиров отделений и взводов, командиры рот были малограмотны, не могли читать карты» (Сагайдак А. А. Мемуары о Великой Октябрьской Социалистической революции 1917 года и Гражданской войне 1918-1920 гг. — Курск, 1967 (рукопись). — Л. 60).
Кроме того, в ходе отступления на сторону белых перешла и часть командного состава дивизии во главе с самим начдивом, бывшим полковником Генерального штаба (этот факт тщательно замалчивался с тех пор во всех изданиях по истории 9-й дивизии)».

Анисим1

Где служил за красных, где и когда погиб Анисим Стефанович Шабанов (брат деда) - неизвестно, но можно предположить, что он, как и многие демобилизованные солдаты из крестьян, вернулся с фронта домой.
Возможно, он попал в 1-ю Курскую пехотную дивизию, которая в 1918 году была сформирована в Курской губернии из мобилизованных местных крестьян. Увы, этот факт уже никогда не удастся установить.

Также весьма интересно было бы узнать, кому помогал мой собственный дед Никита Стефанович. Осенью 1919 году ему исполнилось 17 лет, наверняка уже держал винтовку в руках!


А теперь перейдём непосредственно к началу боевых действий, вот как они описываются в одном из наиболее правдивых современных источников - книге курских историков «Курский край в Гражданской войне 1917-1921 гг.»:

«В ходе упорных боёв второй половины августа-начала сентября 1919 г. части Добровольческой армии, действовавшие на Курском направлении, перешли в решительное наступление, тесня войска красной 13-й Армии. Особого успеха белые добились на участках вдоль Обоянского шоссе, железной дороги Курск-Белгород и на Тимско-Щигровском направлении. Ими были заняты города Суджа, Обоянь, Короча, Новый Оскол, развёрнуто наступление на Льгов, Рыльск, Тим и непосредственно сам Курск.

Силы Красной армии несли ощутимые потери, как в результате ожесточённых боёв, так и от последствий массового дезертирства. Так, к началу сентября в 79-м стрелковом полку сформированной в Курске 9-й дивизии насчитывалось всего 15 штыков, 15 сабель и 2 пулемёта, а в кавдивизионе 3-й бригады в строю оставалось лишь 22 человека.

Следует отметить, что силы белых при этом, напротив, возрастали. Это вынужден признавать, хотя и с оговорками, даже маршал А. И. Егоров. Он приводит следующие цифры: «15 августа добровольцы против группы Селивачёва имели около 14 500 бойцов пехоты и 8000 сабель при 200 пулемётах и 77 орудиях... к 1 сентября, т. е. через две недели армии белых имели свыше 20 000 штыков, около 12 000 сабель, 412 пулемётов и около 100 орудий. А ещё через две недели на фронте Старый Оскол-Ржава-Обоянь-Суджа-Сумы Деникин сумел развернуть силы (ударная группа) в 25 900 штыков, 5 600 сабель, 421 пулемёт и 90 орудий». При этом советский маршал признаёт также, что «увеличение (сил белых) (это и след. - прим. авторов «Курский край в Гражданской войны...») шло почти исключительно за счёт местного населения и Красной армии (!)» (Егоров А. И. Разгром Деникина. - М., 2003. - С. 206). Впрочем, следует отметить, что А. И. Егоров в целом был склонен преувеличивать силы белых, постоянно твердя о слабости Красной Армии в период наступления Деникина. В частности, он даже не упоминает о самом существовании Курского укрепрайона.»

Продолжим по другому современному источнику - книге Какурина и Вацетиса «Гражданская война. 1918–1921»:

«Перед завязкой решительной борьбы на юге России ген. Деникину удалось довести численность своих сил до 99 450 штыков, 53 800 сабель и 560 орудий (силы эти были далеко не однородны в качественном отношении). Белое командование достигло такого увеличения своих сил путем влития в свою армию насильственно мобилизованного населения и пленных красноармейцев. Но как местному населению, так и красноармейцам служба в белых армиях была одинаково ненавистна.

Общая группировка сил противника к началу Орловской операции представлялась в следующем виде: на фронте около 1065 км у него действовало 15 пехотных и 26 кавалерийских дивизий (58 650 штыков, 48 200 сабель, 431 орудие и 1727 пулеметов), в ближайшем тылу, в районе Харькова и Белгорода, находились не закончившие своего формирования двух пехотных и одна кавалерийская дивизия (15 300 штыков и 600 сабель), и, наконец, в глубоком тылу численность новых формирований достигала 25 500 штыков и 5000 сабель. Красные армии Южного фронта были к этому времени доведены до численности 13 439 штыков, 27 328 сабель при 774 орудиях и 3763 пулеметах, и занимали фронт от Днепра до Волги. В общем численное и техническое превосходство было на стороне красных армий, но на центральном участке и на ближайших к нему участках фронта, где разыгрались решительные бои, противнику удалось сосредоточить относительно крупные силы, а именно: против красных 55 630 штыков, 1820 сабель и 412 орудий (14, 13-я и 8-я армии) белые имели 45 200 штыков, 13 900 сабель и около 200 орудий (см. приложение, схема IX).

В частности, армии красного Южного фронта занимали следующее положение: 14-я армия своими главными силами к 5 сентября располагалась по линии pp. Десны и Сейм от Чернигова, через Плиски, до Глухова, составляя правый фланг армии Южного фронта (6 сентября Главное командование вновь передало 12-ю армию в состав Западного фронта); 13-я армия, испытавшая наибольшее боевое напряжение в последних боях, стояла на подступах [310] к Курску, имея р. Сейм в своем ближайшем тылу и занимая фронт от Курска до Старого Оскола (исключительно); 8-я армия сохранила выдвинутое положение на правом берегу р. Дон примерно на фронте Старый Оскол — Валуйки (оба эти пункта включительно) — Павловск; 9-я армия попрежнему находилась на уступе позади 8-й армии, выйдя на линию р. Хопер от Никольской до Усть-Медвидицкой. Противник уже отходил перед ее фронтом за р. Дон, задерживая ее продвижение только арьергардными боями.



Голубой овал в центре - концентрация белого наступления летом 1919 года.


Против этих сил на фронте Старый Оскол — Ржава — Обоянь — Суджа — Сумы сосредоточилась ударная группа противника в числе 25 900 штыков, 5600 сабель, 421 пулемета, 90 орудий, 4 броневиков, 9 танков, 10 бронепоездов. Наиболее густо был занят противником участок Ржава — Обоянь, где на фронте в 12 км было сосредоточено 9600 штыков, 700 сабель и 32 орудия, что составляло 800 штыков, на 1 км фронта, — плотность, еще небывалая до сих пор на фронтах Гражданской войны.

Такая группировка сил противника указывала на его намерение сделать первоначально тактический прорыв центра Южного фронта с тем, чтобы в дальнейшем вспомогательными ударами своих фланговых групп развить его до размеров стратегического прорыва.

Упорно борясь за сохранение в своих руках инициативы, командование Южным фронтом 9 сентября ставило целью 13-й и 14-й армиям — выход на фронт Ворожба — Сумы. В свою очередь, три дня спустя, т. е. 12 сентября, белое командование отдало приказ о переходе в общее наступление всего своего фронта «от Волги до Румынской границы». Во исполнение этого приказа противник в ближайшие дни всей своей ударной группой обрушился на 13-ю армию и, прорвав ее центр, подошел вплотную к Курску...».

Как мы знаем, белые проиграли это сражение, и вот уже к 8-му октября 1919 года:

«...соотношение сил на Орловском направлении складывалось явно не в пользу противника. Все же это обстоятельство до введения в дело резерва главкома не сказалось достаточно решительно на ходе событий, что следует объяснить кордонным расположением красных, изношенностью их боевых организмов в силу ряда предшествующих непрерывных боев, и, наконец, сильным перемешиванием их частей. Примерно в таком же положении находился и противник. От его ударной группировки на участке Ржава — Обоянь, которой он начал свою Орловскую операцию, не осталось и следа. Оба фронта представляли жидкие кордоны, напрягавшие последние усилия — одни, чтобы удержать занятую территорию, другие, чтобы уцепиться за нее».


Продолжение следует.



Литература:
1. Курский край в Гражданской войне 1917-1921 гг. [Текст]: (очерк военнополитической истории) / С. Н. Емельянов, А. В. Зорин, А. Г. Шпилев; Ком. по культуре адм. Курской обл., Курский гос. обл. музей археологии. — Курск: Полстар, 2013.
2. Какурин Н. Е., Вацетис И. И. Гражданская война. 1918–1921. — СПб.: Полигон, 2002.

Красивые картинки отсюда.

Posts from This Journal by “Гражданская война” Tag