?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Перейдём к следующему интересному и уникальному источнику - это книга знаменитого филолога Халанского.
Она интересна тем, что здесь собраны народные песни. Не приглаженные советские варианты, а подлинно народные.
К сожалению, песен, записанных в селе Двоелучном нет, а Донецкая Семица находится поблизости, и я думаю, что мои предки если не пели те же песни, то уж точно слыхали.

Читать не очень удобно, так как песни записаны в транскрипции, но увлекательно.
Есть интересные сюжеты - даже не думал, что русские народные могут быть настолько интересны!

а00

с. 58
I. Образцы сильно-акающаго или якающаго говора.
1. Говор, изменяющий г в в в род. пад. прилагательных и местоимений (каво, чяво, яво).
Прилагаемые образцы говора – песни хороводныя («карагоднаяи»), свадебныя («свадьбишнаи»), протяжныя («тя́гальная») – относятся к разным местностя Щигровскаго и села Донецкой Семицы Тимского уездов.

с. 102
Все песни из с. Донецкой Семицы Тимского у. №№ 58-74 записаны в дер. Киреевской Щигровск. у. от крестьянки Анны Ивановны Клепиковой, которая переехала в эту деревню из с. донецкой Семицы. В самой Донецкой Семице говор смешанный: есть и «егуны»!

№ 58
(Село Донецкая Семица Тимского у.)

Па ле́ваю старано́ю мужык се́на ко́ся,
Па пра́ваю стараною девка во́ду но́ся.
Ана но́ся, ана но́ся, сама Бога про́ся:
Сазда́й, Бо́жа, саздай, Божа, што сильнава до́жжу,
Штоба тра́вушку приби́л, штобы ко́су притупи́л.
Сиряди́ поля стая́ла ряби́на;
Падь етай пад ряби́най салда́тик уби́тай,
Салда́тик убитай, он кита́йкяй накры́тай.
Патхади́ла дявчёначька, девка гаражда́нка,
Цалава́ла, милава́ла, к се́рцу прижыма́ла.
Я умру́, я умру́, я жыва́ ня бу́ду;
Малады́я салда́тики мине пахаро́нють.
И папы, и дьячки за гру́ши дяру́тца,
Малады́я салда́тики ста́ли ды сьмяю́тца.

№ 59

Над ре́чькаю ряби́нушка стая́ла,
Над быстро́ю кудрявая накланя́ла.
Пад рябинкаю до́ста(ы)чька ли(я)жа́ла,
На доста(ы)чьки Марьюшка стаяла,
Танки́, бялы́ рубашы(а)чьки вымува́ла,
А Иванушка Пятреявичь на бе́ришку гуля́я,
За лебидями, либётками стри(я)ля́я.
Што ни рас стряльнёть, то либёдушку ушыбёть,
У другой стряльнёть – Марьюшки пад бачёк.
Кык лебять либёдушку лиле́ить,
А Иванушка Марьюшку жыле́ить.
Кык лебять у либёдушки спра́шываить:
«У каво ш ета мая Марьюшка хараша́?
У каво ш ета Микитишка пригажа́?»
- У вас крёснай де́нь мине матушка радила́,
- Купа́лками[1] мине матушка купа́ла,
- У шо́лкаваи, палушо́лкаваи сьвива́льнички сьвива́ла.

№ 60.

У варо́т тра́вушка, у варот шо́лкавая, палушо́лкавая.
Хто тра́вушку тапта́л, шалко́ваю прилама́л?
Притапта́ли, приламали – ды три барина гуля́ли,
Три харо́ши(ы)нькяи, расприго́жынькяи.
Первай па́ньчик – раздваряньчик в нас Михайлушка,
В нас Михайлушка сьвет Ягоравичь дума (с)
(Повт. 1-2).
Притаптали, приламали – да три ба́рани гуля́ли:
Первая паньша – раздваряньша у нас Ма́рьюшка душа
Сьвет Мики́тишна хараша (2)
Вот Марьюшку за Михайлушку
Мики́тишну за Ягоравичя (и т. д.).

№ 61.

Што ш, ты, ми́линькяй, ня хо́диш и мине ни завёш?
Пазвала п тибе на ночьку, ты пава́дисьси хади́ть,
Палажыла п тибе на ручьку, разахо́тисьси,
Прижмала п тибе к сирьдечьку, раззадо́брисьси.
По́лна по́лна, милай, спать, ни пара ли устава́ть,
Ни пара́ ли устава́ть, радной ма́миньки сказать.
Я скажу, скажу мамашы, што я в ле́си прабыла́,
Што я в леси прабыла́, я мали́нушку рвала́,
Я мали́ну, размали́ну, я мали́навай тьвято́к.
Хто зажо́х, зажо́х, зажох? зажо́х милинькяй дружо́к.
Проти се́рца внасходя[2] манастырики стая;
Ва е́там манасты́ря маладо́й чирьне́ц жывёть,
Он жывёть, жывёть, жывёть, сыпаса́итца,
По три раза в день вина напива́итца.
Кык к абедни зазьвиня́ть, чярьне́ц и́дя у кабак,
Чярьнец и́дя у кабак сваи́ ри́зы прапивать.
Цалавальник чирьница́ он па шеи с кабака́.
«Ты ступай, ступай, чирьнец, твая кельйица пуста́,
Растварёны варата, расьпичя́таваны».
- Што мне в кельйицу пайти́ть, лучьчи в ро́шшы пагулять.
Девки в ро́шшы грыбы́ рвали, чирьнечика ня вида́ли.
Увидали чирьняца, девки песинки запе́ли,
Девки песинки запе́ли, чирьняцу пля(и)сать виле́ли;
Пашол чярьнец пляса́ть багамо́ль вытряса́ть.

Сравн. Соболевский, Великор. нар. п., т. IV, № 460-461.

№ 62.

Вот у поли́ при влашшы́ня йиравой йичьме́нь завради́лси,
Йиравой йичмень завради́лси, чясно́к пазубри́лси.
Тыё по́ру йираво́й йичмень Алгеньюшка жа́ла
Ана жа́ла, выжына́ла па’дном каласо́чьку,
Па’дном каласо́чьку, па’дном йичьминёчьку.
Иде не был Иванушка на во́ранам ко́ню;
Он шапку сынял, канёчка взял, ниско́ паклани́лси.
«Ох Бох тибе на по́мачь Алгеньюшка, йиравой йичмень жати!»
Ох и тела припате́ла, ана ку́шать захате́ла.
Мо́жыш, мо́жыш, Иванушка, в ыной го́рат пае́хать?
Можыш, можыш, Пятреявичь, у лавку ступити?
Мо́жыш, можыш, Пятреявичь, изюмцу купи́ти,
Изю́мцу купи́ти, падру́х накарми́ти?

№ 63.

Ску́чилась малочьчику на чюжо́й старане́,
Захате́лась мало́чьчику на сваю́ старану́,
На сваю́ старану́ кы суда́рушки свае́й.
Суда́рушка де́вушка, што ня ту́жыш па мне[3]?
Тужу́, тужу́ па табе́, разьлюбе́знай друх,
Разьлюбе́знай друх, навсигда́ сьлёски лью;
Да сьляза́ми напо́лнились усе ре́чьки, маря́,
Усе ре́чьки, маря́, все дали́нки, паля́.
Лавро́ваи ку́сьтики в по́ля накланя́лися,
Шалко́вая тра́вушка с расо́й салива́лася;
Маладая девушка с млатцо́м савыка́лася;
Малада́я, харо́шая ды симна́ццати лет,
Палюбила мало́чьчика дивитна́ццати лет.
Кык пришло́ им расстава́ньица, ня ми́л бе́лай сьве́т.

№ 64.

Выду, выду я на шыро́каю улицу,
Ста́ну, стану пат тот горат камянно́й,
Вдарю, вдарю залаты́м кальцо́м ап тярём,
Разабъю́ я, разабъю я трисьте́ннаю го́рницу,
Вы́пушшу, выпушшу трёх шшо́галяв белых.
Вот первай шшагалёк Пятреюшка
Белинькяй бел Иванавичь (2-й, 3-й и т. д.)
Вы́пушшу, выпушшу трёх шшаго́лак белых.
Вот первая шшаго́лка Варварушка
Белая шшаго́лка Иванавна. (2-я, 3-я)
Пятреюшка гавари́ть: жани, жани, батюшка!
Вазьмем сабе де́вушку, бли́жняю суседушку
Варвару сьвет Иванавну.

№ 65.

Па у́лицы тума́н, па шыро́кай туман,
Туман сьтелица, высьтила́итца.
Малачьчи́на ка дявчины сабира́итца,
У сахьянаи сапошки абува́итца,
У зялёнинькяй кавтаньчик нари(я)жа́итца,
Чёрну шляпу наклада́ить, усьмиха́итца,
Вдоль па улицы идёть, насьви́ставаить
Ка варо́тьчикам патхо́дить, всё пакли́каваить:
Дома, Варя, дома, душы(а)чтка мая?
Наша Варя ва чюла́ня за тримя́ дьвиря́ми,
За тримя за стико́льчитами, за притво́рьчитами.
Дьвери вы́ставили, Варю вы́пусьтили.
Стали Варю зазыва́ть, за дубо́вай стол сажа́ть,
За дубо́вай стол сажа́ть, вином, мёдам угашша́ть:
«Ой, пей, Ва́ря, чяй, прклина́й горя, пичя́ль;
- Ой, я чяю ни хачю́ и пичя́ли ни мичю́.
«Ой, пей, Варя, во́тку, праклинай горя, забо́тку;
- Ой, я вотки ни хачю и заботки ни мичю́.

№ 66.

Игра́ла си́нiя мо́ря, игра́ла;
Над ре́чькаю кали́нушка стая́ла,
Над бы́страю калинава́й кусто́чик.
Возьли кусто́чька стешка даро́шка ляжа́ла;
Па сте́жы(а)чки Мархвушка гуляла,
А ни гуля́ла, кали́навы ветки лама́ла,
Усё ана на си́нiя моря браса́ла.
Бро́сившы на си́нiя мо́ря, сама пашла́
Ва висо́к тирём на крыльцо́
Глянула на синiя моря, гля́нула:
«Тоня ли кали́нава ве́тка, тоня ли?
«Ту́жа ли па мне ба́тюшка, ту́жа ли?
«Ня то́ня кали́нава ветка, ня то́ня,
«Ня ту́жа па мне ба́тюшка, ня ту́жа.
«Знать есть каму пасьте́люшку паслати
«Знать есть каму ба́тюшкай назва́ти.
(Повт. 1-10 ст.)
«Тужа ли па мне милай друх, ту́жа ли?
«Тоня кали́нава ветка, то́ня,
«Ту́жа па мне милай друх, тужа;
«Знать не́каму пасьтелюшку пасла́ти,
«Знать не́каму цалава́ть, милава́ть, абыма́ть,
«Ды милым друшком называ́ть.

№ 67.

Ку́мушки, галу́бушки,
Сястри́цы маи, падру́женьки!
Сайди́тясь, сабяри́тясь,
В адно́ сло́ва згавари́тясь,
У каво мужъя́ малады́я,
А у мине маладо́й
Ста́рай старичи́шша,
Шыро́кая баради́шша,
Ни пуска́я мине на игри́шша.
А я малада́ игряли́ва,
Вдоль па го́ринки хади́ла,
Маставу́я пралами́ла,
Ухо́дами ухади́ла,
Тьве́тная платья унаси́ла.
У сасе́да пат сара́ями нари(я)жа́лася,
На ву́лицу выхади́ла,
Усiё ночьку праигра́ла –
Сы ве́чира ды да кур,
Сы пе́рвых кур ды да сьве́ту.
Я по́д зарю дамо́й иду,
Иду́ дамой няве́сила,
Галовушку паве́сила,
Многа дела ни де́лана:
Дяжа́ хле́ба ня ме́шана,
Каро́вушка ня те́шана[4],
Вади́цы нет ни ка́пильки.
Пайду́ малада́ за вадо́ю
Вазьму̂ ста́рава с сабою
Усажу́ у про́луп галаво́ю;
Пусть ста́рай пакупа́итца,
Белай ры́пки нала́витца,
Бе́лая рыпки бялюжыньки,
А мне маладой сяврюжыньки.

№ 68.

Вот Натальюшка сьветик на горинки хо́дя,
Па горинки ходя, галовушку чеша,
Галовушку чеша и косу пляте́,
Сама сибе сукраша́я, Аликсея висяли́ть.
Там ехал, праехал Аликсей гаспадин,
Он уда́рял, ударял капъём в варата́,
Ударились варо́тичьки сиряди́ двара́,
Зьвя́кнула кале́чюшка сире́бриная,
Заны́ла сирьдечюша Натальюшкина.
Натальюшка сьветик брала ана сьвет,
Брала а́на сьвет сьвячю́ са стала,
Стричя́ла Ликсеюшку сиряди двара:
«Аликсеюшка сьветик, иде был, прабува́л?
- Я там был, прабы́вал в тестя дваре,
- А ишшо был, прабы́вал в тёшшы в тиряме́,
- Да́рить мине тестинькя тройкяй лашыдей,
- А тёшшынькя маминькя каретай златой,
- Меньшая свая́чиня бо́льшаю сястро́й.

№ 69.

Ой чей ета конь па улицы игра́я
Ой чей вараной па шыро́кай шурму́я?
Иванушкин конь па улицы играя,
Пятреявичя па шыро́кай шурмуя.
Атарва́лси конь ат тачёнава сталба́,
Атви(я)за́лси ат палужонава кальца,
Скачил, зьбяжа́л к ла́скаваму тесьтю в агаро́т,
Пастапта́л зилёнаю мяту и лю́бжу.
Увидала Алёнушка, - смалчя́ла,
Увидала Иванавна, - ничяво́,
Увидала Алёнина матушка,
Сламила кали́наву ветку аднале́тку.
Ударила варана́ каня па бядра́м,
Захвати́ла Иванушку па лицу,
Захватила Пятреявичя па бяло́м.
Прiяжжая Иванушка кы двару́,
Сустрява́я яво родная матушка:
«Чяво ш ты, мая ди́тя(и)тка, бел румён?
«Чяво ш ты, мая милая, чирнабров?
- Был пабува́л в ласкава тестя на дваре,
- Пасидел в ласкавай тёшшы в тиряме́,
- Столики, скамеичьки паламал,
- Скати(я)рьти, салахьветачки павалял,
- Всё сваю Алёнушку цалава́л,
- Хуть цалава́л, милава́л ды ня взял;
- Хуть гот пажду́, другой пажду́ ды вазьму́.

№ 70.

Куры ря́баи, канапля́таи,
Качяты́ малады́я, грибяни́ залаты́я!
Ня по́йтя, ку́ры, ра́на на зари́
У три го́ласа у три зво́нкаи,
Ни буди́тя краснаю девушку
В нас Авдотьюшку Аликсандравну.
Авдотьюшка сьвет усю ночь ня спа́ла,
Усю ночь ня спа́ла, Михайлушку жда́ла.
Михайлушка сьвет, а яво дома нет,
Яво дома нет, на прилу́гах, был.
С прилу́х прiяжжа́л, на двор узьяжжа́л,
Станави́л каня сиряди́ двара,
Сиряди двара супрати́ акна,
Акна я́снава, стякла́ кра́снава.
Пашол Михайлушка у сат – винаграт,
У сат – винаграт винагра́дачьку рвать.
Слами́л ве́тачьку винагра́дачьку.
Он думал, - ветачька винагра́дачька, -
Ажноль Авдотьюшка нинагля́дачька,
Ажноль Авдотьюшка чирнабровачька.

№ 71.

Возьли даро́шки возьли шыро́кай купари́сная го́ринка стаяла.
Ват ей ва го́ринки вот Марьюшка сидела;
Вот к Марьюшки Микитишнай падру́шки прихади́ли,
Вот Марьюшки Микитишнай ани речи гаварили:
«Ой, Марьюшка Микитишна, к тибе сьвёкар едить».
- Пускай е́дить, праижжа́ить ка мне ни заижжа́ить
- Нет у мине ага́рачка, нечим засьвити́тца,
- Нет у ммне винца́, не́чим пахмили́тца,
- Нет у мине закуса(ы)чьки, нечим закуси́тца.
(Повтор. 1-4 ст.).
«Ой, Марьюшка Микитишна, к табе Ликсандрушка е́дить»
- Пусть он едить, прiижжаить, ка мне заижжа́ить.
- Е́сть у мине агарачик, е́сть чем засьвититца,
- Е́сть у мине винцо, е́сть чем пахмяли́тца,
- Е́сть у мине заку́сы(а)чки, е́сть чем закуси́тца.

№ 72.

Ма́миньякя радна́я, хачю з горя памире́ть.
Вы пади́тя, привяди́тя, каво верна я люблю.
Я любила мало́чьчика кудряву́я галаву́.
Он ку́дярцы ращешить па пиряу́лачьку прайде́ть;
На етам на пиряу́лку там два мо́сьтика масьтя́.
Адин мосьтик аблами́лси, а мой милай патану́л.
«Уш, вы, хлопцы, рыбало́вцы, закина́йтя нивада́,
«Ни пайма́итя милова, буду речьку праклина́ть,
«А паймаитя милова, буду речьку выхваля́ть.

Соболевский, Великор. нар. п., т. V, № 77.

№ 73.

Ни я ли малада́ па лугу ишла́,
Па лугу ишла́, всё тьвяты́ рвала́,
Всё лазо́риваи, биларо́заваи.
Я усем малацца́м па вянку́ сьвила́,
Аднаму́ малаццу́ нидаста́лася.
У каво́ ш у нас галава́ балить,
У кава ш у нас бу́йная гало́вушка?
У Михайлушки галава бали́ть
У Ягоравичя бу́йная галовушка.
Чем Михайлушки галаву́ лячи́ть,
Чем Яго́равичю буйнаю гало́вушку?
Лячи́ть галаву́ зиляны́м вином;
Зиляны́м вино́м, шалкавы́м платко́м,
Чёрнаю шля́паю всё пухо́ваю,
Всё пуховаю, сторублёваю.

№ 74.

Я па тьве́тикам хади́ла, па лазо́ривым гуля́ла;
Ни нашла тьвята́ ало́ва супрати́ друшка мило́ва.
Ды што а́линькяй тьвято́к – то мой ми́линькяй дружок,
Чирнабро́в душа, приго́ш, мне пада́рачик принёс,
Мне пада́рачик принёс, падарачик дарагой.
Мне нядо́раги падарки, дарага́ яво любо́в.
Убира́лси милой вдоль па Волги ряки́,
Вдоль па Волги ряки па крутыя биряги́.
Суденюшка за лясо́к, суда́рушкин галасок
Чиряс тёмнинькяй лясо́к ва високай тирямо́к.
Ва висо́кам тиряме́ стаи́ть сто́лик дубаво́й,
За тем за стало́м сидит девка с малаццо́м.
Ани дво́я сидя́, адну́ реч гаваря́:
«Уш ты бей жану к абеду, а к у́жыну к другой,
«Штоба щи были гаря́чи, каша ма́сьлиная,
«Каша ма́сьлиная, слова ла́скавая,
«Ишшо приве́тливая ды пригалу́бливая».




[1] Т. е. пупавками (Anthemis).
[2] Конечно: Против солнца на всходе.
[3] Т. е. што ля тужыш вм. что тужиш ли?
[4] Тешить корову – доить.

Comments

( 2 comments — Leave a comment )
zaych361
Dec. 7th, 2014 06:38 pm (UTC)
любопытный материал.... Вот только можно было отложить до утра например, кто его будет смотреть в 12 ночи?
shabanov_f
Dec. 7th, 2014 06:44 pm (UTC)
У меня час ночи
Эта вещь не для популярности, она для себя - как записная книжка, ещё для моих родственников, для нескольких людей, которых нет в ЖЖ.

А также для нескольких увлечённых маниаков, которые у меня в друзьях. Если Вы среди них - утром прочтёте в ленте или когда угодно, заглянув ко мне.

И, если честно, кому это интересно? ;)

( 2 comments — Leave a comment )